Главная > Творчество в БК > Город Света. Часть III (29.09.2004)


Город Света. Часть III (29.09.2004)

14.06.2010  Тема: Творчество в БК

Город Света. Часть I
Город Света. Часть II

У подножия лестницы нас поджидал эскорт инквизиторов — полдюжины здоровенных детин, из-под плащей которых таинственно поблескивали доспехи Хаоса. Вместо традиционных Кромусов эти парни были вооружены дубинками Радости, а на латных рукавицах их предводителя, ширины плеч которого хватило бы на двух обычных людей, сияло Витое кольцо атаки.

«Не иначе как личные телохранители его светлости Элиса», мрачно подумал я. «Бережет себя его преподобие»

Инквизиторы окружили наш небольшой отряд, и мы двинулись через площадь. Шли медленно — нашим телохранителям приходилось пробивать нам дорогу среди снующих горожан, которые спешили в сторону квартала Тьмы, или наоборот, возвращались оттуда, таща раненных. Под ногами валялось брошенное оружие и тела убитых, дым горящих зданий уже окутал площадь, сильно затрудняя обзор и мешая дышать. Запах горелого дерева и человеческого мяса вызывал тошноту, я шел, старательно глядя под ноги, что бы не упасть и едва не налетел на остановившегося Элиса. До баррикады оставалась какая-то сотня шагов, но дорогу нам преградил небольшой отряд паладинов. Старший, с желтым крестом на груди, отдал салют и поклонился Элису.

-Господин, прямо за баррикадой сейчас идет бой, мы выкурили из подвалов группу темных и зажали их в угол. Там пока не пройти, инквизиторы еще не добили всех. Придется немного подождать.

-Что ж, подождем» Элис картинно пожал плечами и громко вздохнул. -А пока принесите вина и закусок, мы проголодались.

Пал бросился выполнять приказание. Высший повернулся к нам: -Ничто так не поднимает аппетит, как зрелище хорошей битвы. Разве не так?-

Ожидание затягивалось. Паладины принесли поднос с закусками и золотые кубки с вином, но никто кроме Высшего к ним не притронулся. Элис же ел с аппетитом, похоже не испытывая ни малейшего смущения из-за запаха или вида трупов. Наконец, где-то через час путь был открыт и наша группа поднялась по штурмовым помостам на захваченную баррикаду. Отсюда открывалось жуткое зрелище — широкий проспект, перекрытый баррикадой, насколько позволял рассмотреть черный дым, был завален телами убитых, лежащими, местами, в несколько слоев. Между трупами бродили горожане, переворачивая и обыскивая мертвецов в поисках наживы. Из окон и дверей окружающих зданий полыхало пламя. Кое-где огонь уже добрался до крыши — в квартале начинался настоящий пожар и многие «поборники Тьмы» спешили убраться восвояси, создавая у баррикады изрядную давку. Элис с довольным видом оглядывал картину разрушений.

— Славная работа. Думаю, с большей частью темных будет покончено еще до заката.- Он повернулся к долговязой фигуре инквизитора. — Ронин, усильте оцепление квартала инквизиторами. Не одна крыса не должна выскочить отсюда в город с наступлением темноты. Когда пламя угаснет — все развалины обыскать. Потом займемся подземными коммуникациями. Через три дня темные должны стать страшным сном этого города.

Инквизитор кивнул и спустился с баррикады обратно на площадь. Элис обернулся ко мне.

— Мы идем вниз. Вы с нами?- его глаза пристально буравили меня, словно надеясь разглядеть что-то внутри моей головы, но с губ не сходила прежняя приторная улыбка.

— Если вы позволите, я бы хотел осмотреться тут сам. Не хочу вас отвлекать от вашей работы.- Мне почему-то хотелось отвязаться от моих провожатых как можно скорее.

— Как скажете. — Высший кивнул. — Хотя тут еще, должно быть, полно темных недобитков и весьма небезопасно. Я бы, на вашем месте, не стал ходить по темным улицам в одиночку.

Интересно, показалось мне или нет, что в голосе паладина проскользнула скрытая угроза? По лицу не скажешь — улыбка так и сияет, но вот глаза… Глаза казались холоднее северных морей Демонса.

— Я сумею постоять за себя, ваша светлость, — улыбнулся я в ответ, надеясь, что улыбка получилась не очень наигранной и демонстративно поправил лямки своего щита Пророчества.

— Вы слишком доверяете этим железкам, милейший тамплиер, — паладин указал пальцем на щит, продолжая улыбаться. — А ведь многих известных воинов, которые лезли, куда им лезть не следовало, они не спасли, и их постигла страшная участь.

Вот теперь угроза в голосе Высшего паладина Неба стала явной. Впрочем, он тут же отвернулся и, сопровождаемый своей свитой, начал спускаться с баррикады, бросив через плечо: -Если вас задержит патруль, сошлитесь на мое разрешение.

Подождав покуда они спустятся и отойдут от баррикады подальше, я проследовал в глубь разоренных владений Тьмы.

Этот поход был не для слабонервных. Я многое повидал, был на нескольких войнах и видел столько крови, что хватило бы и на две человеческих жизни. Но то, что случилось сегодня в квартале Тьмы Энжелса, было непохоже на все виденное мною ранее. Несколько лет назад, я был в Санде, сразу после страшной войны, прокатившийся по тамошним землям. Я видел последствия уличных боев, в которых стальные ряды клана Мерценарис, столкнулись с плохо вооруженным местным ополчением… Это было страшно. Но тут было страшнее — здесь горожане убивали таких же горожан. Старые соседи, нередко сидевшие раньше за одними столами в городских трактирах, торговавшие друг с другом, отмечавшие общие городские праздники, мгновенно превратились в лютых врагов. Инквизиторы прошли по кварталу, подобно косе и столкнулись где-то в центре с бойцами из Фэмили, им было некогда. А вот зверства, насилия, грабежи и поджоги, вершили как раз бывшие мирные горожане, именующие себя «народным ополчением». Я не буду описывать ужасы, увиденные мною в горящем квартале… Скажу лишь, что эти картины, видимо, останутся в моей памяти до конца моих дней.
Из-за густого дыма, мрак опустился на квартал Тьмы раньше обычного — пламя пожарищ освещало многие улицы, но вокруг оставалось достаточно темных переулков, еще не тронутых огнем. Я возвращался к баррикаде. Увиденного мною тут было достаточно — миссия исполнена и я могу покинуть город. Но что-то мешало, какая-то непонятная тревога заставляла меня вглядываться во тьму неосвещенных огнем переулков. Я чего-то ждал, но сам не мог понять чего.

«Совсем нервишки сдали, рыцарь храмовник»- буркнул я себе под нос, ускоряя шаг и с трудом проталкиваясь среди ищущих добычи горожан. «Быстро в гостиницу, есть, спать и утром на вокзал. Хватит! Уже тошнит от этой жуткой бойни. Ночью передам донесение свитком и послезавтра уже буду купаться в родном море Сана. Наверно, в Энжелс я уже не приеду никогда и пусть Бумерок на меня не обижается» Бумерок, мой друг и командор Ордена в Энжелсе часто зазывал меня в гости, доказывая, что летом в Энжелсе намного лучше, чем в жарком Сане.

Впереди, в ярком свете горящего собора Мусорщика, уже ясно обозначилась знакомая баррикада, охраняемая паладинами и ополченцами, когда что-то привлекло мое внимание в узком темном переулке, отходящем от улицы влево. Я остановился и пригляделся. Насколько позволяли рассмотреть мрак и дым — обычный переулок. Несколько трупов на земле, выломанные двери домов, брошенные сверху камни и цветочные горшки, какой-то валяющийся скарб и лужи крови — сейчас так выглядят все улицы квартала Тьмы Энжелса. Что тут не так? Я повернулся — на улице никто не обращает на меня внимания. Паладины и ополченцы складывают и считают трупы, выкидывают из окон вещи, подбирают брошенное оружие. Где-то еще идет бой — слышен звон клинков и шипение разрывающих воздух молний. Но что-то зовет меня в этот темный переулок, я что-то должен сделать… Вздохнув и перехватив поудобнее дубинку, я шагнул в темноту. В Ордене нас учили доверять своей интуиции и внутреннему голосу, а внутренний голос велел мне идти туда.

Я шел во мраке, пристально вглядываясь в темноту дверных проемов. Переулок плавно повернул направо, скрыв улицу за спиной. Тут было больше следов недавнего сражения — брошенные бочки и ящики спешно сооружаемой баррикады, множество тел, камни от рухнувшей стены дома. Я с трудом преодолевал завалы — впереди замаячил конец переулка, упиравшегося в какую-то улицу, немного освещенную дальними сполохами. Вокруг было пустынно — бой в этой части квартала кончился еще днем и теперь здесь правила смерть. Оглядевшись, я с облегчением вздохнул — «Нервы не к черту! Тут ничего нет. Пора домой», и, повернувшись, шагнул, было обратно, когда за спиной, на примыкающей к переулку улице раздались крики, звон клинков и, затем, темноту вспороли вспышки боевых заклинаний. Я резко обернулся. Из-за угла в переулок выскочила изящная женская фигурка и, пробежав несколько шагов, рухнула на землю в нескольких метрах от меня. Следом раздался топот кованых башмаков и громкий голос произнес:

— Добить ведьму!- В переулке появились четверо паладинов, размахивающих обнаженным оружием. Первый, подбежав к лежащей девушке, замахнулся топором. Все остальное произошло слишком быстро — я действовал автоматически. Выскочив из-за прикрывающей меня бочки, я, в два прыжка оказался перед стражем порядка и обрушил дубину на его шлем. Бил я в полсилы, но этого хватило — пал мешком рухнул на землю. Трое остальных опешили и дернулись было назад, но тут в переулке появился их командир.

«Мусорщик подери! Маг!» Я метнулся вперед, пригнувшись, пропуская сверкнувшую над головой молнию. Та угодила в гору ящиков и взорвалась, залив переулок нестерпимо ярким светом. Один из паладинов попытался достать меня мечом, но, встретившись с Пророчеством, клинок сломался у основания. Я ударил пала торцом дубины в солнечное сплетение и вовремя повернулся к третьему — лезвие топора промелькнуло совсем рядом. Удар — готов. И тут еще одна молния угодила мне в бок. На какой-то миг стало очень горячо, меня пронзила дикая боль, но чудесная броня выдержала. Я рывком сбросил с плеча горящий плащ прямо в лицо подскочившему четвертому палу и, воспользовавшись его заминкой, крепко приложил дубиной по ребрам. Тот рухнул на землю. Маг швырнул в меня сгусток пламени, который я принял на щит, бросаясь вперед. Оставшись без поддержки, паладин растерялся и не сразу успел приготовить следующее заклятие. Прежде чем его руки успели закончить движение, я обрушил дубину на его шлем и он рухнул к моим ногам.

Переведя дух, я огляделся. Вокруг никого не было, если не считать неподвижного тела паладина, лежащего в нескольких метрах — похоже, девушка накрыла его каким-то заклятием. Тихо догорали остатки деревянной бочки, разорванной в щепки боевой магией. Я нагнулся над магом — жив, но без сознания, хорошо, и вернулся к месту боя. Все палы были целы, но придут в себя явно не скоро — тоже хорошая новость. Издали уже доносились крики — похоже, наш бой не остался незамеченным. Надо было спешить. Я наклонился к девушке и оторопел. Ее зеленые глаза были широко открыты, зрачки неподвижны, но она явно жива — грудь под кольчугой слегка вздымалась. Я никогда не видел такого прекрасного лица, таких бездонных зеленых глаз — казалось, что я смотрю в воду лесного озера, ярко освещенного солнцем. Ее волосы, цвета воронового крыла, разметались по плечам, грубая кольчуга не могла скрыть изящество фигурки, кожа была смуглой, почти оливковой, а слегка приоткрытые губы… Из оцепенения меня вывели крики и топот ног — похоже преследователи уже на соседней улице. Надо что-то делать! Оглядевшись, я забросил щит за плечи, подхватил девушку на руки и, затолкав ногой остатки обгоревшего плаща, с гербом Тамплиеров в приоткрытый канализационный люк, бросился к ближайшей двери.

«Храни Мироздатель, что ты делаешь? Оставь ее здесь и беги! Если тебя поймают, это нанесет Ордену огромный вред! Остановись!»,- мелькало в моей голове, но ноги уже несли меня вверх по заваленной обломками лестнице, а в переулке стучали башмаки преследователей. Судя по топоту и крикам, вокруг нас собралась добрая сотня людей. Я плечом высадил какую-то хлипкую дверь и оказался в небольшом темном чулане, заваленном всяким хламом. Опустил девушку на пол и прислушался. Судя по голосам, паладины осматривали место боя и пытались привести в чувство пострадавших.

— Осмотреть все дома! Они должны быть где-то здесь!- закричал кто-то совсем недалеко.

— Началось…- мрачно пробормотал я, оглядывая чулан в поисках какого-нибудь выхода. «Интересно, эти палы успели заметить герб Тамплиера, перед тем как я их уложил? Хотя вряд ли — сначала было очень темно, а потом очень светло из-за молний». Впрочем, сейчас об этом было думать рано — нужно выбираться, голоса раздавались уже в холле дома. Мой мозг судорожно метался в поисках спасения. Конечно, можно было оставить девушку тут, надеясь, что ее не заметят. Я посмотрел на нее — лицо белее мела, едва дышит. Нет, ей нужен врач, причем срочно. Скорее всего, это магическое истощение — а значит, жить ей осталось совсем не долго, если не оказать нужную помощь. Что делать? И тут меня осенило! Я сунул руку в кошелек на поясе и извлек простое золотое кольцо. Быстро надел его на палец и, повертев определенным образом, прошептал заклинание, вспоминая внешний вид паладина, первым рухнувшим под моей дубинкой. По телу прошла волна холода — перевоплощение успешно! Теперь самое сложное. Я сел на корточки перед девушкой и взял ее руку — она была холодная как лед. Аккуратно надев кольцо на ее указательный палец (оно было явно велико), я произвел нужные манипуляции и, бормоча слова заклятия, крепко зажмурился, представляя себе давешнего паладина-мага. Я не был уверен, что заклятие сработает, ведь девушка была без сознания и не могла мысленно представить объект перевоплощения, но старый Глотур, наш инструктор боевой магии, когда-то рассказывал, что подобное иногда получалось.

Я открыл глаза и отшатнулся от неожиданности. Передо мной лежал бывший противник, в смятом шлеме и с лицом залитым кровью. Получилось! Меня охватила дикая радость — мой невероятный план работает! На всякий случай я глянул на себя в осколок зеркала, висящий на стене. Паладин — среднего роста и весьма помятый. Вместо дубины, из-за плеча торчит рукоять меча, а на груди светится голубой крест. Отлично. Подхватив тело «товарища» на руки (слава богам, вес от заклятия перевоплощения не меняется), я бросился вниз по лестнице. Выскочил в переулок и, оттолкнув каких-то ополченцев, бросился вперед. Кругом было людно, не меньше сотни палов и ополченцев с факелами в руках сновали вокруг, осматривая дома. Я отталкивал плечами пытавшихся преградить дорогу и с криком «Раненый» Пропустите, у меня раненый!» мчался по переулку. Похоже, мой маскарад удался. По крайней мере, никто не пытался меня задержать.

Выйдя на ярко освещенную улицу, прегражденную баррикадой, я огляделся. Вокруг было полно народа, но на меня по прежнему никто не смотрел — раненых выносили из квартала повсеместно. Я спешно двинулся к выходу из квартала, моля Мироздателя, что бы на дороге не повстречались белые паладины, или инквизиторы — этих, наверняка, перевоплощением не обманешь. Но, похоже, сегодня боги были на моей стороне. Белых палов я не встретил, а четверо инквизиторов, дежуривших у баррикады, внимательно смотрели на что-то, происходящее на другом конце площади. Оказавшись за пределами квартала Тьмы, я тут же свернул в ближайший переулок и, стараясь избегать людных мест, двинулся к своей гостинице.

Меня часто окликали идущие мимо паладины и горожане — кто-то предлагал помощь, кто-то что-то спрашивал. Я лишь отмахивался, показывая, что очень спешу, и шел дальше, все ускоряя и ускоряя шаг. Мысль о том, что девушка может умереть у меня на руках, гнала меня вперед по улицам, а вид окровавленного тела с крестом на плаще, был, видимо, весьма веской причиной, что бы не проверять мои документы. Гостиницы я достиг беспрепятственно и, сняв в пустом переулке чары перевоплощения, сильно постучал ногой в дверь.

Продолжение: Город Света. Часть IV

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Город Света. Часть III (29.09.2004)”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.