Главная > Творчество в БК > Город света. Часть IV (01.11.2004)


Город света. Часть IV (01.11.2004)

14.06.2010  Тема: Творчество в БК

Город Света. Часть I
Город Света. Часть II
Город Света. Часть III

Сначала пришла боль — дикая боль, пронзающая голову от висков до затылка. Потом появилось сильное чувство тошноты, затем нагрянула боль в спине и руках и лишь потом я полностью пришел в себя. С трудом разлепив слипшиеся веки и поморщившись от хлынувшего в глаза яркого дневного света, я огляделся. Низкий каменный потолок, голые стены, забранное решеткой незастекленное окно и металлическая дверь, снабженная небольшим, решетчатым отверстием. Камера крошечная, квадратная. Из всей обстановки — грязный тюфяк, на котором я и лежал, накрытый ужасного вида одеялом. За окном — пасмурное дневное небо. Похоже, камера находится на верхнем этаже какого-то здания. И то хорошо — хоть не под землей, больше надежды на побег, если придется драть когти. Было холодно, из окна поддувал осенний ветерок, а из одежды на мне остались лишь кальсоны и рубаха, изрядно выпачканная засохшей кровью.

Не смотря на свежий ветер, в камере изрядно воняло, особенно от отверстия в полу, предназначенного для справления нужды и тоже забранного стальными прутьями. С трудом, приподнявшись со своего ложа и подавив рвотный позыв, я коснулся рукой лица, и поморщился от боли. Похоже, мне вчера крепко досталось — видимо, инквизиторы особо не церемонились и тащили меня сюда волоком, прикладывая по дороге о все попадающиеся препятствия.

События вчерашнего вечера едва сохранились в памяти, напоминая остатки ночного кошмара. Я много слышал о заклятие подчинения, используемого инквизиторами, но в первый раз столкнулся с ним непосредственно. Так вот как это бывает — делаешь неведомо, что и готов лопнуть от восторга. Наверно, прикажи они мне утопиться, я немедленно нырнул бы в вонючую воду коллектора, испытывая дикую радость от того, что могу принести пользу Света. Паршиво… Я содрогнулся, вспоминая обрывки своих видений — кровь на стенах, свист дубины, крики о помощи… Вины я не чувствовал — я не хотел убивать этих темных и не сделал бы этого, если бы не чужая магия. Кровь бедняг на руках инквизиторов, но… Почему же тогда так муторно на душе, откуда это мерзское, сосущее чувство под ложечкой? Вздохнув, я собрался с силами и, устроившись поудобнее, начал делать специальные дыхательные упражнения. Каждый раз, глубоко вздыхая, я морщился от боли и приступов тошноты, но постепенно мне становилось лучше. Спасибо инструкторам нашего Ордена — суровые дядьки, конечно, но многим полезным вещам научили.

Часа через два я уже мог спокойно ходить по камере, не боясь, что меня вывернет наизнанку. Тошнота сменилась резким чувством голода, голова прошла, сознание очистилось, а боль в теле отступила, позволяя мне делать гимнастические упражнения, и даже отжиматься на кулаках. Судя по свету за окном, приближался полдень, но кормежки, похоже, не предвиделось. Сколько ж меня тут держать будут? Надо выбираться — в гостинице оставалась раненая девушка и если я не вернусь сегодня, у труса Сбиса могут не выдержать нервы. Что он тогда сделает? Побежит к паладинам? Охваченный волнением, я направился к двери камеры, намереваясь стуком привлечь внимания тюремщиков, когда за ней раздался железный лязг засовов. Дверь распахнулась.

-Выйди из камеры! — гаркнул кто-то снаружи.

Похоже, за мной наблюдали все это время. Нагнувшись, что бы не разбить голову о низкую притолку, я вышел из камеры. Узкий коридор с металлическими дверьми по сторонам. Окон нет — кое где на стенах горят факелы, давая мрачный, мерцающий свет. Меня ждали два паладина с синими крестами на плащах. Оба в полном вооружении.

-Лицом к стене, руки за спину! — на моих руках защелкнулись металлические браслеты.

-Иди вперед — буркнул один из палов, подтолкнув меня в спину. Сопровождаемый молчаливыми конвоирами, я дошел до конца коридора и свернул на узкую лестницу, ведущую вниз. Здесь тоже не было окон, факела на площадках давали мало света, и я пару раз едва не упал, поскальзываясь босыми ногами на сырых каменных ступенях. Мы спустились на несколько этажей, свернули в совершенно пустой коридор и остановились перед очередной дверью. Один из палов постучал в нее кулаком и, дождавшись ответа, повернулся, распахнул створки.

Комната для допросов — наверно такая же, как и в любой тюрьме этого мира. Металлический стол с удобным креслом перед ним, металлический стул, напротив, у стены, с креплениями для рук, ног и головы. Ножки привинченные к полу. В углу еще один стул, на котором восседает здоровенный лысый пал, с синим крестом, вышитом на жуткого вида фартуке, напоминающим одежду рыночного мясника. Когда-то этот фартук был белым, но теперь почернел от грязи и был покрыт бурыми пятнами, происхождение которых не вызывало сомнений. Окон в комнате нет, лишь три коптящих факела на дальней стене и канделябр на столе. За столом, комфортно устроившись в кресле, сидит другой паладин — высокий, тощий и плешивый. На плаще — розовый крест паладина Утренней Зари. Мои конвоиры сняли наручники, усадили меня на стул и, закрепив мои руки и ноги в кандалы, вышли из комнаты. «Хорошо, что голову не прикрутили», почему-то подумал я.

Сидящий в углу здоровяк казался спящим — глаза закрыты, широкая грудь равномерно вздымается. На несколько минут в комнате воцарилась полная тишина, нарушаемая лишь потрескиванием факелов, да дыханием дремлющего пала. Наконец, тощий оторвался от свитка, который он читал перед моим появлением и посмотрел на меня, прищурив глаза. Взгляд у пала был колючий, неприятный.

-Нуссс…,- протянул он, пробуравив меня взглядом с пол минуты. -Будем все рассказывать добровольно? Я очень спешу, хочется быстрее закончить!- Он откинулся в кресле, положив свиок на стол и скрестил руки ни груди, не переставая сверлить меня глазами.

-Рассказывать что?- спросил я в ответ хрипло. Горло и губы пересохли, хотелось пить. Да и поесть очень даже не мешало — в животе бурчало и ныло. Видимо, магия подчинения забирала у жертвы много сил.

-Как что?- пал деланно удивился. — Рассказывай как с темными заговор вступил? Какие цели у вас были? Кто сообщники? Где скрываются? И,- пал наклонился через стол ко мне -Кто еще из вашего Ордена в этом замешан ?

-Я не понимаю о чем вы говорите- твердо произнес я, глядя ему прямо в глаза.

-Вот как?- пал вновь откинулся в кресле. — Жаль! Придется объяснить — Он громко щелкнул пальцами. Здоровяк, казавшийся до этого спящим, тут же открыл глаза, встал со стула и неспешно направился ко мне. Его движения казались отработанными до автоматизма. Перейдя комнату и остановившись, он неожиданно нанес удар мне в поддых. Дикая боль пронзила тело, стало нечем дышать. Втянув в себя воздух, я согнулся и упал бы на пол, если бы меня не удержали металлические браслеты на руках, прикованные цепями к спинке стула. Перед глазами появились разноцветные круги — здоровяк был мастером своего дела.

-Мне повторить вопрос еще раз? Или сам начнешь вещать?- голос тощего доносился откуда-то издалека. Наконец, справившись со слабостью, я вновь распрямился и произнес, глядя перед собой.

-Повторяю, я не понимаю о чем вы.

-Ах вот как? Ну-ну!- Тощий взглянул на костолома и тот вновь шагнул ко мне, занося руку для удара. Но я уже был готов — сказались многочисленные тренировки, которыми мучали нас инструктора в школе рекрутов Ордена. Когда кулак паладина оказался рядом с моим лицом, я изо всей силы дернул голову влево, и удар пришелся прямо в металлический крепеж на подголовнике. Раздался дикий вопль. Здоровяк отскочил на середину комнаты и начал носится кругами, прижимая руку к груди. Я улыбнулся — похоже, перелом пары пальцев костолом таки получил. Ведущий допрос вскочил на ноги и завопил:

-Охрана! Сюда!- Дверь распахнулась.

-Почему не закрепили голову этому…- начал пал, повернувшись к входящим и тут же осекся. Вместо моих конвоиров, в комнату вошла высокая женщина, с недлинными золотыми волосами, обрамляющими белое, холодное лицо. На ее плаще красовался белый крест в черной обводке.
«О как. Паладин неба пожаловал. Интересно, она что, за дверью стояла все это время?», подумал я.
Вошедшая остановилась и оглядела происходящее. Костолом замер на месте и даже перестал подвывать, глядя на паладиншу с трепетом. На секунду ее глаза задержались на мне и я смог оценить их удивительную голубизну. Как будто сморишь в зимнее небо ясным днем. И тепла в них примерно столько же.

-Госпожа,- продолжил опешивший тощий, -Я…-

-Отвязать и доставить в гостевую комнату. И в порядок его приведите.-, бросила паладинша, отвернувшись от меня и грозно взглянув на незадачливого следователя. Тот побледнел как полотно и начал подобострастно кивать. Затем, повернувшись на каблуках, она вышла в коридор. В комнату сразу же протиснулись оба конвоира и бросились меня освобождать. Бледный следователь опустился в кресло и недоумевающе уставился на костолома, который вновь начал тихо подвывать от боли, бросая на меня полные ненависти взгляды.

Все, что происходило дальше, казалось попросту невероятным. Сначала меня, даже без наручников, проводили вверх по лестнице, ведущий в совершенно другую часть здания. Стены тут были отделаны деревом, двери дубовые, с инкрустацией, окна — застекленные, без решеток, а вместо чадящих факелов — красивые масляные лампы. Меня провели в небольшую уютную ванную комнату, где я смог привести себя в человеческий вид и даже побриться, морщась от боли в разбитом лице. Смыть грязь было восхитительно-приятным, а уж чистое полотенце и подавно привело меня в восторг. Впрочем, весь процесс происходил под пристальными взглядами моих сопровождающих, что немного уменьшило удовольствие от помывки. Когда я закончил, один из палов подал мне стопку чистого, выглаженного белья.

Но и на этом чудеса не кончились. В соседней комнате мне вернули мои вещи — одежду, деньги и даже плащ Тамплиера. Не отдали лишь оружие и документы, но этого я и не ожидал. Все происходящее было настолько странным, что мне оставалось лишь выжидать, наслаждаясь относительным покоем. Вопросов я не задавал, палы тоже молчали — вот так, в тишине, мы поднялись по очередной лестнице, на этот раз широкой, мраморной и освещенной высокими окнами, и вошли в круглый сводчатый зал. По периметру зала шли стрельчатые окна, с красивыми витражами в рамах. Напротив хода располагался камин, приятно потрескивающий горящими сосновыми поленьями. В центре — стол, уставленный тарелками и блюдами с едой. Пара серебренных винных кувшинов, два мягких кресла, придвинутых к столу и красивый ворсистый ковер, лежащий на полу, дополняли поразительную картину. Я оторопело оглядывался по сторонам, застыв у входа, а мои сопровождающие вышли на лестницу, закрыв за собой дверь.

-Ну и дела…- недоумевающе буркнул я, подходя к столу. Внезапно дверь снова открылась и я обернулся к вошедшему. В зал, кутаясь в теплый, подбитый мехом плащ, вошел мой старый знакомец — Старший паладин неба Элис. Он, не останавливаясь, направился к одному из кресел, гостеприимно указывая мне рукой на второе. Лицо паладина озаряла приветливая улыбка — казалось, что гостеприимный хозяин встречает долгожданного гостя. Продолжая находиться в глубоком недоумении, я опустился в свободное кресло. В любом случае, здесь мне нравилось немного больше, чем в комнате для допросов, хотя я и не исключал, что из этого милого зала до нее мне один шаг. Ладно, посмотрим что к чему…

Тем временем, Элис, усевшись в кресло, поднял кувшин и наполнил кубки вином.

-Угощайся — он протянул мне один из них,- Великолепное вино из твоего родного Сан-сити. Пей, ешь, а потом мы поговорим. Кстати, выглядишь уже не плохо.- Элис одарил меня очередной улыбкой. Он говорил веселым тоном — у постороннего слушателя, найдись тут такой, могло сложиться ощущение, что старый друг старается приободрить товарища, поправляющегося после тяжелой болезни.

Окончательно запутавшийся, я принял кубок и глотнул вина. Немного подержал восхитительную жидкость во рту — вроде бы посторонних примесей не чувствуется. Знакомый вкус «Солнечной долины» урожая пятилетней выдержки. Ладно, рискну. Я проглотил вино и почувствовал, как по телу растекается приятное тепло. Элис вновь приглашающе улыбнулся, указывая рукой на блюда, стоящие на столе и я принялся за еду. Она была восхитительна — салат из свежих морепродуктов (телепортом их сюда привозят из Сана, что ли?), куриные ножки, жареные грибы, свежеиспеченный хлеб, знаменитый энжельский сыр… Только сейчас я понял, насколько голоден. Я ел с удовольствием, изредко бросая взгляды на паладина, который, казалось, был полностью поглощен собственными мыслями — вертел в руках кубок и не обращал на меня никакого внимания. Взгляд Элиса не отрывался от горящих в камине поленьев.

Через пол часа я откинулся в кресле, отодвинув тарелку и взяв со стола вновь наполненный кубок. Мое самочувствие резко улучшилось, только мышцы болели, да ныли синяки и ссадины, полученные вчера вечером. Я глотнул вина и с интересом взглянул на Элиса, который, оторвавшись от созерцания огня, уже разглядывал меня. Легкая улыбка не сходила с его лица, но взгляд серых глаз был внимателен.

-Ну, что ж- произнес он, с удовлетворением взглянув на опустошение, произведенное мною на столе. — Пришло время рассказа, не так ли? Очень хочется услышать, уважаемый тамплиер, подробности твоего задержания. Как столь известный рыцарь оказался в городском коллекторе, да еще в такой неприятной компании?

-Это продолжение допроса?- спросил я вместо ответа.

-А, это…-, Элис раздраженно махнул рукой -Стандартная процедура. Я извиняюсь за своих подчиненных — они, к сожалению, не в курсе о дружественных отношениях между нашими орденами! Откуда им знать, что настоящий тамплиер, никогда не будет действовать вопреки интересам Ордена Паладинов?- Я, с легкой тревогой, отметил, что на слове «настоящий», Элис сделал небольшое ударение. Интересно, к чему он клонит?

-Я ведь прав?- не дождавшись ответа, паладин повторил вопрос.

-Конечно- я осторожно кивнул. Честно говоря, ложь никогда не была моим коньком.

-Я не сомневался. Но вот твоя компания и место задержания, весьма подозрительны.

-Ммм…- я замялся. -Мне бы хотелось выразить Инквизиции благодарность!

-Благодарность?- Элис сделал круглые глаза -И за что же? Мне казалось, что наши ребята обошлись с тобой немного… эээ…,- он пошевелил в воздухе пальцами. -жестковато.- Подобрав нужное слово, пал улыбнулся еще шире и сделал глоток вина.

-Да, благодарность- твердо произнес я, стараясь смотреть Элису прямо в глаза и надеясь, что он не заметит, как судорожно сжата моя рука, сжимающая бокал.

-Ваши инквизиторы спасли мне жизнь. Когда я бродил по коллектору, на меня напала шайка темных. Я вступил с ними в переговоры, но, похоже, они уже зашли в тупик, когда появились ваши ребята и выручили меня.

-Вот как?- произнес Элис с изумлением, показавшимся мне неискренним.

-Интересная версия. Однако, позволь узнать, что делал тамплиер ночью в коллекторе города?- улыбка на лице пала сохранялась, но вот глаза вновь приняли знакомое, холодное выражение, замеченное мной в день штурма темного квартала инквизицией.

-Эээ… Я могу, надеется, что это останется между нами и никто ничего не узнает? Особенно люди из моего Ордена?- мое лицо отразило самое сильное смущение, на которое я был способен. Кажется, мне даже удалось покраснеть.

-Конечно!- Элис не смог скрыть своей заинтересованности и даже подался вперед, -Говори смело.

-Ну, в общем… Короче говоря… Жизнь в Сан-сити весьма дорогая, курортный город все же- я виновато посмотрел на паладина, внимательно меня слушающего -Так вот, мои финансы, после вступления в Орден начали таять — я был вынужден жить светской жизнью, покупать дорогие вещи, даже купить дом, достойный Тамплиера. От родительского состояния остались гроши, а деньги, которые дает Орден, уходят на покрытие процентов. Я взял несколько крупных ссуд, которые не смог вернуть вовремя…

Лицо Элиса выразило разочарование. -Какое это имеет отношение к коллектору Энжелса?- не выдержал он наконец.

-Самое прямое.- я улыбнулся, глядя на раздраженного паладина честными глазами. -Я слышал на улицах разговоры, будто темные, сбежавшие из города накануне, спрятали свои деньги там. И я решил поискать клад!

Выдав эту тираду, я откинулся в кресле, с трудом скрывая подступающий смех. Да и было от чего засмеяться — Элис смотрел на меня как на полного идиота, даже рот открыл от удивления.

-Клад?- переспросил он. Казалось, пал не может решить, болен ли я психически, или попросту над ним издеваюсь.

-Клад…- я кивнул все с тем же деланным смущением на лице. -Откуда же мне было знать, что я попаду в такую неприятную историю?

-И как же ты его искал? Каким способом?- от слащавой улыбки паладина не осталось и следа.

-Ааа… Я стучал дубиной по стенам. Надеялся услышать пустоты в них. Видимо по этому стуку меня и нашли темные.- Я потупил глаза и вновь залился краской.

Храни меня Мироздатель! Только бы не расхохотаться! Элис оторопело глядел на меня, не веря собственным ушам. Затем он отвернулся и вновь уставился в камин. Мне показалось, будто пал к чему-то прислушивается. Получает сообщения по мысленной связи? Вполне вероятно. Пауза в разговоре затягивалась. Наконец, Элис сунул руку за пазуху и, повернувшись ко мне, бросил на стол несколько свитков.

-Твои бумаги- хмуро произнес он. -Разрешение Верховного, расписка о получении средств в казне Тамплиеров и лицензия на ношение артефактов. Свое оружие получишь в караулке, тебя проводят. Свободен- Элис встал, показывая, что беседа окончена. Судя по его тону, мне был поставлен суровый медицинский диагноз. Хотя, особо радоваться не следует — что он думает на самом деле, Падальщик его знает. Он, мягко говоря, не дурак, но, надеюсь, меня за такого принял.
Я кивнул с благодарностью и, поблагодарив паладина за прекрасный обед (кажется, его лицо еще больше при этом вытянулось), двинулся к выходу. Уже на пороге меня настиг последний вопрос:

-Сципио, когда ты уезжаешь?

-О!- я повернулся к паладину, улыбаясь -Думаю, что я покину город не позднее завтрашнего дня. И так тут подзадержался. Да и небезопасно тут как-то…

-Это точно. Тут ОЧЕНЬ опасно!- в голосе Элиса звенел лед.

«Спасибо за предупреждение!», мысленно буркнул я, выходя на лестницу. «А то я еще не заметил…» br>

В караулке я провел больше часа, дожидаясь появления местного завхоза — толстого пожилого паладина, едва передвигающего ноги. С трудом выкладывая на стойку мое вооружение, пал суетливо извинялся:

-Извините за задержку, господин храмовник. Вообще-то, выдача артефактных вещественных доказательств, разрешена лишь по личному распоряжению главы местной инквизиции — господина Ронинна. Но он сейчас в отъезде, в Кэпитал-сити… Мне пришлось искать самого господина Элиса, что бы получить подтверждение на выдачу…

-Ничего страшного.- я старательно притворился, что информация об отсутствии в городе моего давнего знакомого меня совершенно не волнует. «А ведь болтун — действительно находка для шпиона», подумал я, выходя на улицу и спускаясь по каменным ступеням во двор здания, оказавшегося комендатурой Инквизиции Энжелс-сити. Похоже, мое общение с различными паладинами и сопутствующие мероприятия, заняли много больше времени, чем мне казалось. На улице смеркалось, кое-где уже горели фонари. Предъявив переданный мне конвоирами пропуск на КПП, я вышел на улицу и двинулся к выходу из квартала Света. Надо было спешить — столь долгое мое отсутсвие могло подвигнуть Сбиса на необдуманные поступки.

Гостиницы я достиг беспрепятственно. Людей на улицах было немного — похоже, волнения в городе сходили на нет. Мои документы дважды проверяли паладинские патрули, но отпускали почти сразу, не проявляя к моей персоне особого интереса. Видимо, поводом для проверки служило опухшее лицо — шлем, я нес в руках, с удовольствием подставляя следы побоев под капли мелкого, холодного дождя.

Дверь распахнулась по первому стуку и на пороге возник Сбис. Он был бледен, а глаза трактирщика лихорадочно блестели.

-Господин!- заорал он, едва я переступил порог -Они обыскивают дома на Центральной площади и Привокзальном переулке! Завтра дойдет и до нас очередь!- В голосе хозяина звучала паника.

-Спокойно!- рявкнул я, кладя шлем на стол и отстегивая тяжелый щит. -Не ори и не паникуй!

-Но господин!- трактирщик в ужасе глядел на мое лицо. -Они не пропустят нашу гостиную. Они найдут ее, да и вы в таком виде…- казалось, Сбис сейчас заплачет. Видимо мой вид и впрям ужасен. Впрочем, смотреть в зеркало мне совершенно не хотелось — и так все ясно.

Отодвинув его в торону, я молча поднялся по лестнице и заглянул в свою комнату. Девушка спала, повернувшись на бок. В комнате пахло лечебными травами и ее лицо в свете отблесков камина, показалось мне прекрасным как никогда ранее. Пока я стоял неподвижно и разглядывал ее, трактирщик, поднявшийся следом, переминался с ноги на ногу у меня за спиной.

-Ну что тебе еще?- обернулся я к нему с раздражением. -Отстань и дай мне спокойно подумать!

На самом деле, положение казалось мне безвыходным. Я попросту не знал, что ему сказать.

-Господин…- начал Сбис робко -Я хотел вам предложить…- он замялся. -Вы же хотите покинуть город?-
-Разумеется, хочу!- бросил я и вышел из комнаты, прикрыв дверь за собой. Трактирщик семенил сзади.

-Если бы знал как, уехал бы прямо сейчас.

-Господин!- Сбис дернул меня за рукав. -Я знаю как вам уйти сегодня! Есть способ!!!- в голосе Сбиса звучала надежда, смешанная с ужасом. Похоже, трактирщик перетрусил так, что никакие екры уже не могли помочь ему успокоится.

-Что ты несешь?- остановившись на середине лестницы, я обернулся к нему. -Какой еще способ?

-Есть способ, есть! Я вспомнил — затараторил Сбис, нервно заламывая руки. От его неуверенности не осталось и следа. -Мой отец промышлял контрабандой. Возил сюда заграничные вещи и продавал на рынке. Там и попался, храни Благодать его грешную душу. Ждать приговора он не стал и принял яд. Так что его секретов никто не узнал…

-И? Причем тут твой покойный отец?- я не очень понимал, куда клонит хозяин.

-Да при том,- он всплеснул руками, -Что подземный ход, которым папаша мой пользовался, до сих пор цел. Он начинается в неприметном месте под городской стеной, совсем недалеко отсюда. Выводит почти за две мили от города, в овраг. Дорога — рукой подать. Воспользовавшись им, вы завтра остановите любую карету, уже прошедшую таможню и проверку инквизиторов. Хоть куда езжайте, хоть в Кэп, хоть…

-Погоди!- я прервал излияния хозяина -С чего ты взял, что этот ход никому не известен и до сих пор цел?

-А с чего ему быть известным? Всю отцовскую команду положили палы при поимке- лихие были люди, дорого свои жизни отдали. Никого не осталось. А ход был их секретом, они его сами нашли, привели в порядок и скрыли надежно. Я маленький еще был, подслушал как-то, что отец говорил с друзьями да и запомнил все. Был я там недавно, когда в городе беспорядки начались. Там все как отец говорил, даже дверь работает! Внутрь я, понятное дело не полез, но проверил — тоннель есть и ветерком из него дует, значет можно пройти….

Трактирщик замолчал и смотрел с надеждой, но радость, охватившая меня в первую минуту, сменилась недоверием. Что-то с трудом я мог себе представить трусливого Сбиса, изучающего старый подземный ход, доставшийся ему «в наследство». Очень уж не вязалось это с обликом трактирщика. Да и вообще, странная история. Почему сразу не сказал? Не хотел секретом делиться, или просто забыл, старый недотепа? С другой стороны, от страха люди способны на многое. Если перепуганный Сбис думал о том, как уйти из города, то мог и вспомнить про старый ход… Проверить его. А когда мы с темной свалились ему на голову и он понял, что обыска не миновать, решил выдать секрет мне, что б только мы убрались. Врать мне он вряд ли будет — понимает, что если выхода не найду, вернусь… А меня он боится не меньше чем палов, это уж точно. Так что можно рискнуть, все равно ведь другого выхода нет.

-Ну и где же этот тоннель?- спросил я наконец.

-Сейчас, сейчас…- радостно засуетился хозяин, бросаясь мимо меня вниз. -Я сейчас вам все нарисую и расскажу. Только уходите сегодня же ночью, прошу вас ради Мироздателя!

Через пару часов я знал все подробности нашего отступления из города и сидя в пустом зале гостиницы, правил свое вооружение. Сбис метался вокруг, собирая нас в дорогу и беспрерывно причитая. Большие часы на каминной полке пробили 10, время еще есть — выходить я решил в полночь. Вроде бы все было хорошо, но что-то грызло меня изнутри. Что не так? Сбис вел себя немного странно, даже про обещанные накануне деньги не спросил. Хотя, что еще ждать от труса, сходящего от ужаса с ума? Да, вот еще… В доме стояла глухая тишина. Куда делась жена хозяина? На мой вопрос тот лишь махнул рукой и бросил — «спит, очень устала». Но, почему-то, тщательно прятал от меня глаза, отводя взгял в сторону каждый раз, когда я смотрел на него. Ослушался моего приказа и отправил жену к каким-нибудь родственникам, подальше от возможного обыска? Наверно так и есть. Но это уже не важно.

В одиннадцать, полностью готовый к дороге, я поднялся в комнату к девушке. Она не спала — лежала неподвижно и пристально смотрела на меня своими удивительными зелеными глазами.

-Послушай…- начал я, чувствуя как мое лицо опять предательски краснеет. -Сегодня мы уйдем из города, у меня есть план. Идти ты не можешь, а значит, я понесу тебя на руках. Мы выйдем за стены и подождем утра в лесу. Сбис снабдил нас теплыми вещами, едой и твоим лечебным отваром — не пропадем. С рассветом я попытаюсь остановить карету и мы уедем отсюда куда-нибудь. Ну а там,- я замялся, не зная что сказать дальше. -Там видно будет… Главное уйти из города и да поможет нам…- я запнулся, едва не оговорившись. Она же темная и поклоняется не Мироздателю, а Мусорщику и ангелу его — Падальщику! -И да помогут нам все боги!- наконец закончил я. В спальне воцарилась тишина.

-Хорошо?- спросил я после недолгой паузы. Она молча смотрела на меня — ни улыбки, ни движения ресниц, ничего.

-Ладно, будем считать, что мы договорились- буркнул я наконец. -Сбис оденет на тебя куртку и завернет в теплое одеяло. Мы выйдем через час.- И красный как рак, я резко вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь. Кажется, хлопнул я тоже сильнее чем нужно — со стены отвалился кусочек белой штукатурки. Но… Мне показалось, или из комнаты послышался глубокий вздох? Да показалось, конечно…

Переулок был пуст, как и ожидалось. Еще раз оглядевшись, я вернулся в гостиницу и сунул в руки дрожащему Сбису кошелек с обещанным золотом.

-Спасибо, добрый господин…- запричитал тот. -Век не забуду вашу щедрость, храни вас Мироздатель и дай вам удачи в пути…- Но вот глаза отвел опять. Да и Падальщик с ним — не люблю я трусов!
Я забросил щит за спину, поудобнее укрепил за плечом дубину и, подняв девушку, перенесенную мною на диван в холле, на руки, шагнул в темноту. Дверь гостиницы тут же захлопнулась за спиной. Я не оглядывался, но был уверен, что сквозь неплотно прикрытую шторку, из окна, нам вслед, с облегчением смотрит трус трактирщик. Что ж, я тоже был рад избавится от него.

Шел я быстро, изредка опускаясь на колено и сверясь с планом, нацарапанным трактирщиком на небольшой вощеной табличке. Сначала я планировал идти в тени домов, короткими перебежками, ныряя из темноты в темноту и держась подальше от освещенных мест. Но улицы оказались пусты — ни движения, ни голосов. Лишь фонари горят, да пробивается кое-где тусклый свет из-за неплотно прикрытых ставень. Даже собаки, лаявшие и вывшие все эти ночи в окрестных дворах молчали. Все звуки доносились из далека, с Вокзальной площади и других районов города — наш же квартал, словно вымер. В душе вновь ожили подозрения. Что-то тут не так. Ну ладно горожане — боятся выйти на улицу ночью, тут все в порядке. Но где же патрули палов? Куда делись отряды самообороны? Даже кошки бездомной не видно… Ничего не понимаю.

Стараясь разогнать мрачные мысли и поминутно оглядываясь, я ускорил шаг и через четверть часа достиг нужного переулка. Прислонившись спиной к стене складского барака, и перехватив неподвижно лежащую у меня на руках девушку поудобнее, я выглянул из-за угла. Короткий темный переулок, освещенный единственным тускло мерцающим фонарем, упирался в городскую стену. По сторонам — только заброшенные склады, не используемые уже много лет. Кругом валяются пустые бочки и какие-то гнилые ящики, возвышаются горы мусора, и царит гробовая тишина, нарушаемая лишь посвистыванием ветра в черных дверных проемах бараков. Сбис говорил, что этот квартал готовился под снос и застройку еще при его отце, но, почему-то, у городских властей руки до этого так и не дошли. Обычно тут ютились нищие и бродяги, собирались мелкие воришки и делали схроны контрабандисты. Однако паладинские зачистки заставили всю эту шушеру лечь на дно — вокруг не наблюдалось никакого движения. Странно, что фонарь тут еще горит… На городской стене — тоже никого. Где же часовые?

«Все как-то не правильно и слишком уж легко», подумал я в очередной раз. «Но что остается? Надо идти. Быть может, это сами боги нам помогают, расчищают путь и уводят в сторону ненужных очевидцев.

Выждав несколько минут я шагул в переулок и, держась в тени бараков, двинулся к тупику. Бараки были высокие, в три этажа — хорошо, нас не видно со сторожевых башен. На них-то, наверняка дежурят часовые. Достигнув стены я остановился и аккуратно опустил девушку на мостовую. Снял и поставил рядом рюкзак — теперь, главное найти вход. Подойдя вплотную к стене, я сел на корточки и начал оглядывать большие камни нижнего ряда кладки. Они серые, как и вся стена, но где-то тут, по словам трактирщика, должен был оказаться черный кусок базальта, который легко повернется, если нажать на его левый верхний угол. Я тщательно изучал стену, пересекая переулок взад и вперед, но искомый камень не находился.

-Света бы побольше,- буркнул я себе под нос и направился к рюкзаку, в который Сбис сунул небольшой фонарь. -Сейчас посмотрим…

Внезапно, откуда-то позади меня прозвучал ехидный смешок. Я резко повернулся, привычным движением выдергивая дубину из-за плеча. Дорогу к отступлению преграждали семь крупных фигур, закутанных в знакомые черные плащи с красными крестами. В свете фонаря поблескивали артефактные шлемы и щиты, красивые блики играли на полированных дубинках Радости. Самый высокий из инквизиторов шагнул вперед и я услышал знакомый тягучий голос Ронинна.

-Какая встреча! Кажется, славный тамплиер не может найти черный камушек?- кто-то из стоящих за ним инквизиторов негромко рассмеялся -И ведь ничего странного в этом нет. Эту историю про контрабандиста, придумали только сегодня утром.- Роннин сделал еще один шаг в мою сторону, медленно обнажая висящий на поясе Кромус. На латной руковице паладина, сжимающей рукоять меча, сверкнуло несколько колец, среди которых я увидел Витое кольцо атаки.

«Ну вот и все»,- подумал я, оглядываясь по сторонам. -Спета твоя песенка, влюбчивый тамплиер. Теперь пора умереть.- Растягнув кожаный ремешок, я перебросил щит в боевое положение и шагнул на встречу инквизитору.

Мы застыли в несколких шагах друг от друга. Пал не спешил нападать и я, пользуясь паузой, судорожно искал выход. Позади — стена в четыре человеческих роста. Двери и окна бараков по сторонам от меня, наглухо заколоченны досками, в отличии от дверей их собратьев в начале переулка. Ничего странного — засада явно тщательно подготовленна. Что делать? Их семеро. Я один, да еще и беспомощная девушка. Хотя семеро или трое значения уже не имеет. Сам Ронинн с Витым кольцом — более чем опасный противник. С этой штукой он будет двигаться в два раза быстрее чем я. Ну, предположим, несколько ударов я отобью — тоже не лыком шит. Несколько выдержат доспехи. Ну а что потом? Потом — он меня достанет. Да и в любом случае — случись вдруг чудо и уложи я его, остальные инквизиторы вряд ли будут спокойно смотреть как я убиваю их командира. Эти шестеро попросту разотрут меня в порошок. А если прибавить ко всем неприятностям несомненное наличие у них свитков спасения, то мои шансы даже не равны нулю. Они представляют собой крупное число, с огромным знаком «минус» перед ним…

-Неужели ты надеялся обмануть нас идиотской сказкой про поиски клада?- вновь заговорил Роннин, приближаясь ко мне еще на шаг. -За идиотов нас держишь?- он вновь усмехнулся. В голосе инквизитора сквозило неприкрытое торжество.

-Хотя все равно…- Роннин равнодушно пожал плечами,- Придумай ты более правдоподобную сказку, ничего бы не изменилось. Ведь после того, как ты не пришел ночевать в гостиницу, твой трактирщик примчался к нам и сдал тебя с потрохами, вместе с твоей куклой.- он указал кончиком Кромуса мне через плечо, на лежащую у стены девушку и я с трудом сдержал желание обернуться. Нет, отвлекаться перед боем нельзя! Я должен забыть про нее, должен забыть про все на свете и думать, думать, думать! Искать выход, пусть кажется, что его не существует.

-Так что,- продолжал инквизитор, явно наслаждаясь своим триумфом,- Мы могли взять ее сразу, а ты уже был у нас в руках. Только это не входит в планы Ордена — суды, следствия, допросы… Зачем?- он вновь пожал плечами и усмехнулся.

-Куда как проще убить вас тут, в темном переулке, при шести свидетелях инквизиторах. И взятки гладки — никаких показаний ты давать не будешь. А вот картина получается что надо. Тамплиер пытается вынести из города темную. Да и какую темную! Думаю, что после такого скандала, про самостоятельную политику твоего Ордена будет можно забыть. Тамплиеры будут делать то, что им скажем мы. А ты не сможешь взять всю вину на себя. Знаешь, мертвым вообще затруднительно разговаривать…- Ронинн громко рассмеялся и позади раздался смех его группы поддержки.

-Однако,- продолжил он, прервав смех, -я дам тебе шанс умереть как мужчине. В бою, как и полагается тамплиеру! Я прибыл в город только-что и едва узнал о готовящейся операции, немедленно решил заняться ей самолично. Я сам убью тебя и не скрою, что это доставит мне удовольствие. Последний честный бой на глазах у возлюбленной, что может быть более романтичным?- он вновь рассмеялся и слегка взмахнул мечом. Стоящая позади него группа воинов отступила на десяток шагов, освобождая место для поединка.

Мое сознание лихорадочно металось, выискивая лазейку. «Честный бой, ну конечно… Честный бой с Витым кольцом — хорошее чувство юмора у инквизиторов», яростно думал я, оглядывая изготовившегося к бою пала. «Уж не знаю, где он выкопал эту штуку, которая стоит целого состояния…» Мой взгляд остановился на металлической рукавице инквизитора. Вот оно — Витое кольцо атаки, красиво поблескивает драгоценным камнем. Рядом — кольцо Заката, весьма сильная магическая вещь, усиливающая боевую мощь обладателя. А вот третье кольцо — какое-то странное. Обычная серебряная безделушка, из тех, в которую маги средней руки встраивают боевые заклятия. Только вот Ронинн — артефактный боец, а артники встраивают магию в свои арты — так надежнее. А значит?.. Значит в кольце — не боевая встройка. Подозревать Ронинна в сентиментальном ношении дешовых сувениров — просто смешно… Небоевая встройка… Что же это? В этот миг по моему телу прокатилась волна мурашек и волосы на голове встали дыбом. Мысли понеслись с невероятной скоростью. Пал еще что-то говорил, но я не слышал его слов, охваченный безумной надеждой. В голове звучали голоса. Голос старого паладина-завхоза из комендатуры Инквизиции: «…вообще-то, выдача артефактных вещественных доказательств, разрешена лишь по личному распоряжению главы местной инквизиции — госопдина Ронинна. Но он сейчас в отъезде, в Кэпитал-сити…» Голос самого Ронинна: «Я прибыл в город только-что…»

Он был в Кэпе и недавно вернулся. Ездил в каретах? Вряд ли. В городе не работает телепортация, но не думаю, что этот запрет касается инквизиторов. Они гвардия Ордена Света, его щит и меч. Их нельзя сковывать в маневре! Ронинн прибыл из Кэпитал-сити и тут же поспешил на встречу со мной… И получается, ЧТО В КОЛЬЦЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВСТРОЙКА ТЕЛЕПОРТА! Он мог забыть его снять, охваченный желанием убить нас самолично, или попросту не видя в этом необходимости!

Я замер, пораженный безумной идеей! Шанс ничтожен, но это хоть что-то! Надо пробовать!

-Ну что же ты, храбрый тамплиер! Нападай- произнес Ронинн с очередной усмешкой, приглашающе взмахнув мне рукой. -Я жду!

Поколебавшись еще секунду я выпустил из рук дубину. Стук ударившегося об камень дерева прокатился под переулку и наступил гробовая тишина. Ронинн замолчал, глядя на меня. Наверно, его лицо, скрытое шлемом, выражало удивление. Я неспеша закинул за спину щит и затянул ремень, удерживающий его в таком положении. Затем, преодолев растояние, отделающее меня от пала, опустился перед ним на колени и громко произнес:

-Прошу вас, не убивайте меня. Заберите эту темную, убейте ее, делайте что хотите! Но только сохраните мне жизнь, пожалуйста!

Собственный голос показался мне совершенно чужим. Девушка у стены тихо вскрикнула и этот короткий крик был наполнен страхом.

«Не бойся, девочка. Я скорее сам сдеру с себя шкуру, чем оставлю тебя этим чудовищам,- шептал я мысленно. Только бы он поверил, только бы не усомнился! Как хорошо, что мое лицо закрывает шлем. Ронинн не видет белого лица, судорожно сжатых скул, текущей по подбородку крови из прокушенной губы…

Пауза затянулась на несколько секунд. Наконец, голова инквизитора повернулась к стоящим позади соратникам.

-Вы слышали!?- тягучий голос был наполнен восторженным сарказмом -Гордый тамплиер просит пощады! Он…- договорить пал не успел. Резко подавшись вперед я ухватил его за щиколотки и со всей силы рванул на себя. Нелепо взахнув руками и выронив Кромус, инквизитор с грохотом рухнул на мостовую, крепко ударившись о камни шлемом. В одно мгновения я оказался на нем и ухватив его за поднятую руку, сорвал с перчатки серебряное колечко. Еще секунда, и надев его, я мчусь к лежащей у стены девушке. Мгновение — на бегу поднимаю с земли дубину и забрасываю за плечо… Оружие входит в чехол идеально — годы тренировок, это сила. Позади звучат крики и стремительно приближающийся топот — шестерка сопровождающих быстро сокращает расстояние между нами. Слышен наполненный яростью вопль Ронинна:

-Убить обоих! Живо!

Я судорожно сжимаю кольцо на пальце и ору про себя «ДЕМОНС!!!» Вот это — момент истины! Самая страшная и самая долгая секунда в моей жизни, все висит на тоненьком волоске! Кольцо, даже если оно действительно содержит в себе телепорт, может оказаться клановым — служить только палам. Оно может быть настроено лично на Ронинна. Может, в конце концов, быть защищено заклятием…
Наверно все боги, какие только есть в нашем мире, и темные и светлые, стояли на небесах вместе и смотрели в этот темный переулок Энжелса! Прямо передо мной, в серой кладке городской стены, открылась фиолетово-черная арка портала. Я подскочил к девушке и нагнулся над ней; Топот преследователей раздавался уже в нескольких шагах за спиной. Девушка, собравшись с силами, потянулась мне на встречу и обвила мою шею руками. Резко распрямившись, я обернулся — ближайший инквизитор был в двух метрах от меня — его, закованная в металл, туша неслась на нас с чудовищной скоростью, дубинка Радости поднималась вверх, готовясь нанести смертельный удар… С силой, оттолкнувшись ногами от мостовой и крепче прижав девушку к себе, я рухнул спиной в открытое жерло портала. Дубина инквизитора, со свитом распоров воздух, прошла прямо через мою голову, не причинив никакого вреда. Какую-то секунду я еще видел переулок, но нас уже в нем не было. Закованный в броню инквизитор, попытался сходу нырнуть за нами следом, но встретил на пути каменную кладку и с чудовищным грохотом отлетел назад, сбивая с ног остальных преследователей. А затем опустилась темнота.

Я лежал на спине в мягком снегу, устилающим мостовые города Демонов и смотрел в черное ночное небо. Здесь уже давно зима, холодно, а рисунок созвездий в небесах, совсем не такой, как в далеком Сане. Впрочем, это не важно — я специально выбрал нашим пунктом назначения город Тьмы. Если инквизиторы решат бросится в погоню, то, скорее всего, полетят в столицу, где находится главное Командорство Тамплиеров, либо в Сан-сити, мой родной город. Кому придет в голову искать меня в самом сердце Тьмы, городе, управляемом четверкой темных Патриархов. В городе, где очень не любят не только паладинов, но и моих собратьев храмовников.

Подняв руку, я снял инквизиторский телепорт и, размахнувшись, зашвырнул кольцо в даль. Спасибо тебе Ронинн — но мне чужого не надо. Затем, приподнявшись от земли, я посмотрел на лежащую рядом темную. Она серьезно смотрела на меня своими удивительными глазами, а затем неожиданно улыбнулась. В темно-зеленых омутах ее глаз сверкали искорки, блестели снежинки в черных волосах, разметавшихся по снегу… Поддавшись неожиданному порыву, я нагнулся и поцеловал ее. Ее губы были мягкие, теплые и податливо раскрылись мне на встречу… В этот момент, лежа на снегу Демонса, я действительно осознал смысл своей долгой жизни. Ведь все что я когда-либо делал, говорил, все страдания, которые перенес и все радости, которые получил от жизни — все было лишь прелюдией, робкими шагами к одному-единственному, верному моменту, который наступил сейчас.
Мы целовались на мостовой Демонса, забыв обо всем на свете. Все вокруг стало совершенно не важным — какие-то голоса, топот ног, крики… Все отступило куда-то в даль, не имело уже никакого значения. Краем сознания я отмечал, что нас окружали какие-то люди, слышал обрывки чужих разговоров…

-Это же сама…

— Скорее, носилки сюда! Она, возможно, ранена!

-Нужно предупредить Патриархов… Наверно Инквизиция будет…

-Врачей сюда, живо!

Но все это было лишь фоном для нас, целующихся в снегу. Ее руки обвивали мою шею, гладили волосы… В один момент, оторвавшись от поцелуев, я вновь посмотрел в ее глаза и, кажется, получил ответ на вопрос, который еще так и не задал…

Все совпадения имен и названий — случайны. Это не отражение жизни нашего клуба, а всего-лишь фэнтезийный рассказ, по мотивам БК :) Прошу не делать неверных выводов :) Продолжение рассказа, под названием «Город Тьмы», теоретически возможно — идея развития сюжета присутствует. Но его написание будет зависеть только от ваших рецензий на «Город Света». Удачи вам в реале и в игре.

Автор: Scipio (01.11.2004)

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Город света. Часть IV (01.11.2004)”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.