Главная > Творчество в БК > Каратель (20.08.05)


Каратель (20.08.05)

18.06.2010  Тема: Творчество в БК

— Деда Микола! Деда Микола! Пыль на дороге!
Янек мчался по деревне маленьким ураганом. Он кричал и смеялся, смеялся и кричал. Потешно сверкали голые пятки.
— Деда Микола…! Деда Микола…!
Из окон выглядывали бабы. Кое-кто бранился, другие улыбались, взглядами провожая сорванца.
Улица начала заполняться народом.
Появился высокий старик. Тяжесть прожитых лет так и не смогла согнуть его спину. Он возвышался над толпой, выделялся в ней, как породистый пес среди стаи дворняг.
— Что такое, Янек? — спросил он.
Мальчик остановился. Лицо его раскраснелось от возбуждения. Еще бы! Такое событие в скучной размеренной деревенской жизни.
— Деда Микола, пыль на дороге. Наверное, папа возвращается, — протараторил он и заулыбался.
Старик нахмурился. Мальчик удивленно посмотрел на деда.
— Иди домой, Янек, — сказал старик. Тот нерешительно топтался на месте.
— Иди домой, быстро! — в голосе лязгнула сталь.
Янек стремглав бросился прочь. Микола уже не смотрел на него. Он обернулся к толпе.
— Уведите детей с улицы, — приказал он. Местные встревоженно зашушукались.
Микола посмотрел в сторону околицы. Те, кого обнаружил Янек, уже были здесь. Фигуры в черной форме с двух сторон обтекали деревню, беря ее в кольцо. Старик на секунду зажмурился. Показалось, что вернулось прошлое, от которого он бежал много лет назад.
Опять черная форма… Самоуверенные, сытые лица-маски. Рычащие звуки команд.
«Этого не может быть. Не здесь…»
Старик мотнул головой. Но черные фигуры не желали исчезать.


Было жарко.
Так жарко как бывает только в Сандсити в знойный полдень. Сухой ветер царапал кожу. Лучи солнца жгли все, к чему могли прикоснуться. Казалось, сейчас начнет плавиться сама земля.
По мощеной камнем улице, глядя себе под ноги, шел юноша. Плавные перетекающие друг в друга движения. Легкая дорогая одежда. Пара длинных кинжалов на поясе. Будто явившийся из другой жизни. Ему не было места на этих пыльных улицах.
Слева и справа тянулись глиняные лачуги бедняков. Мимо проскочила стайка чумазых ребятишек в одних набедренных повязках. «Вода, чистая вода!» — надрывался уличный зазывала.
Чем дальше он двигался сквозь ад летнего города, тем беднее становилась окружающая обстановка. Он вступил в кварталы людей, пришедших с Юга. Они бежали прочь, бросив свои земли, имущество и дома. Бежали, чтобы спасти себя и детей… От смерти, зачисток и магических ударов. Теперь они ютились на крошечном клочке земли. Гонимые и презираемые. Почти без воды, без еды, без медикаментов…
Без надежды на будущее.
Тем не менее, вокруг было довольно чисто. У южан был стержень. Они не позволяли себе превратиться в животных.
Он пнул подвернувшийся под ноги камушек. Тот полетел в сторону. Оттуда раздался тихий скулеж. Маленький комочек меха выполз из тени, тяжело переставляя лапы, и ткнулся носом ему в штанину.
Он нагнулся и поднял комок на руки, внимательно рассматривая. Щенок. Больше похожий на медвежонка. Большая голова. Толстые лапы. Большие добродушные глаза.
Щенок улыбнулся и лизнул его в нос.
Человек рассмеялся.
— И где же твой хозяин, чудо-юдо ты несчастное? — спросил он.
— Молодой человек!
Он обернулся. К нему спешил пожилой мужчина. Старая, но чистая одежда. Волевое, испещренное морщинами лицо. Проницательные голубые глаза, в которых будто плавились осколки льда.
— Молодой человек, спасибо, что нашли Петра. Я весь квартал обегал. Обыскался засранца.
— Не стоит благодарности.
Юноша опустил щенка на землю. Тот секунду стоял в нерешительности, а потом потрусил к хозяину, смешно переваливаясь с лапы на лапу. Остановился и замахал хвостом.
— Спасибо…
Внезапно мужчину качнуло. Лицо его исказилось болью. Он начал падать. Юноша прыгнул вперед, подхватывая его на руки.
Щенок жалобно заскулил.

На улицу выехала колонна всадников в тяжелой броне. Они спешились и рассыпались вокруг, настороженно озираясь. Будто ждали чего-то. Самострелы хищно смотрели в толпу.
Несколько солдат неторопливо двинулись вперед. В каждом их движении сквозила сила. Сила и уверенность.
Микола выступил им навстречу.
Он встретился глазами с тем, кто шел первым. И внутренне содрогнулся. В голубых глазах воина стоял лед.
— Батальон «Ангелы» первого корпуса темных карателей Армады, — представился воин — Вы староста селения?
— Да, я.
— Вы все обвиняетесь в пособничестве так называемому ордену Света. По приканию Владыки, деревня будет придана огню. У вас есть пять минут, чтобы покинуть ее. Время пошло.
Голос офицера громом разнесся по улице.
— Но послушайте… — Микола с ужасом смотрел на командира темных — Здесь нет паладинов. Тут только женщины и дети!
Офицер холодно взглянул на него.
— Четыре минуты.
— Хотя бы дайте нам собрать вещи! Хоть какие-то припасы!
— Три с половиной минуты.
Всю жизнь Микола не склонялся ни перед кем. Но женщины… Детишки… Маленькие, беззащитные. Они не выживут…
Он упал на колени, схватил руку командира карателей и припал к ней сухими старческими губами.
— Молю вас… офицер… будте же снисходительны…
Губы тармана растянулись в хищной ухмылке.
— Когда-то ваши не дали нам и пяти минут.
Из глаз старика потекли слезы. Он что-то шептал, кричал, упрашивал.
Бесполезно.
Офицер оставался неприклонен.
— Ваше время вышло, — сказал он.
Сверкнула сталь. На землю плеснуло красным. Отсеченная голова старика покатилась по земле.
Лающая команда.
— Огонь!
Полетели стрелы. Кто-то дико протяжно закричал. Люди бросились прочь.
— Клинки! Вперед! Очистить улицу!
Воины в черной броне пришли в движение и врезались в толпу. Полилась кровь.
— Пожалуйста… ненадо… ,- какая-то девчушка упала на колени и потянула к солдату руки. Тот взмахнул мечом. Тонкая кисть упала на землю. Солдат поднял клинок еще раз. И опустил. Даже не взглянув на тело, бросился дальше…

Мужчина лежал на кровати. Глаза его были закрыты. Сейчас он показался юноше гораздо старше. Седые волосы, седая короткая борода. Усталое лицо.
— Святой человек… — прошептала стоящая рядом женщина — Святой… С утра до ночи работает. Помогает нам. Совсем себя не жалеет. Вот и болеет.
Юноша ничего не ответил.
Мужчину звали Сергеем. Новость, о том, что ему стало плохо, мгновенно облетела кварталы беженцев. Многие приходили. Приносили что-то, оставались помочь.
— Он все делал для нас. Теперь наша очередь — сказала другая женщина, имени которой юноша так и не запомнил.
Сергей жил в крохотной каморке на окраине города. Кровать, стол, да прибитая к стене полка. На полке стояла выполненная в карандаше миниатюра. Большой дом, мужчина и женщина перед ним. Волосы женщины развевались на ветру. Мужчина обнимал ее за плечи. Они чем-то неуловимо напоминали того, кто лежал сейчас на кровати.
Юноша потер щеку. Кожа хорошо помнила силу пламени. Следы старых ожогов обезображивали лицо.
Он нахмурился.
— Я пойду.
Женщина кивнула.
— Заходите еще. Сергей будет рад вам, — сказала она.

Янек сидел на чердаке дома и наблюдал за улицей. Он видел, как погиб дед Микола. Видел, как солдаты атаковали толпу. Где-то там, среди мечущихся обезумевших от страха людей была его мать…
Янек закричал.
Трое солдат в красно-черных плащах подняли руки ладонями к солнцу.
В ладонях играли языки пламени.
Янек рванулся вниз.
Пахнуло жаром. Потянуло дымом и горелым мясом.
Он бросился в погреб.
Успел спуститься лишь на несколько ступенек, когда сверху ударил жар…

Он сидел на скамейке в городском парке и крутил в руках кинжал.
Пожилого мужчину звали не Сергей. Впрочем, это имя было ничем не хуже настоящего. Бывший командир бывшего батальона «Ангелы» бывшего первого корпуса темных карателей. После наступления перемирия он покинул службу. Говорили, ударился в религию, отдал все свое состояние на помощь беженцам и исчез.
Пальцы юноши пробежались по рукоятке кинжала. Зарубки, зарубки, зарубки. Пятнадцать лет. Почти всю жизнь он искал тех из «Ангелов», кто уцелел в ходе войны. Искал и убивал. Командира он нашел последним.
Юноша ожидал чего угодно. Он видел их всех. Обленившихся и растолстевших. Полюбивших и окруживших себя десятком детей. Возвысившихся и ставших видными деятелями темной державы. Его клинки покарали каждого.
Но человек, вдруг посвятивший всего себя помощи тем, кого он когда-то уничтожал? Это было за гранью. Этого юноша не понимал.
Не хотел понимать.
Солнце закатывалось за горизонт. Небо окрасилось в розовые тона.
Он убрал кинжал в ножны и направился в сторону кварталов бедняков.

Дверь тихо скрипнула. Он осторожно зашел внутрь. Спавший в ногах хозяина щенок настороженно поднял голову. Узнал его и расслабился. Юноша остановился. Он не знал, что делать. Не знал, как поступить. Взгляд упал на миниатюру. Он взял ее в руки.
Мужчина открыл глаза. В них не было испуга. Только облегчение.
— Как тебя зовут, мальчик? — тихо спросил он.
— Янек
— Хорошее имя. Из какой ты деревни? Впрочем, неважно. Их было много на той войне.
Мужчина увидел миниатюру.
— Это рисунок отца. Мы жили в АнгелсСити. В темном квартале. Однажды светлые решили, что нам там не место. «Темные, прочь из города!» — кричали они. Отец и мать находились на центральной площади, когда началась резня. Их убила инквизиция.
Мы все были из Ангелса. Весь батальон. Впрочем, это тоже не важно.
— Да.
— Я ждал тебя, Янек.
— Я знаю.
— Один человек убил много-много других людей. Потом, он изменился. Неважно как. Неважно почему. Он спас очень многих людей. Оправдывает ли его это?
— Нет.
— Я считаю также.
Мужчина на секунду замолчал.
— Делай, что должен, Каратель.
Юноша посмотрел ему в глаза. В них не осталось ни льдинки.
Клинок выскочил из ножен.

***

Янек плотно затворил за собой дверь и бросился прочь. На поясе его больше не было кинжалов.
На кровати, на испачканных кровью простынях лежал мертвый человек.
А в его ногах отчаянно выл и плакал щенок.

Автор: Саламандер (20.08.05)

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Каратель (20.08.05)”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.