Главная > Творчество в БК > Орден Тьмы. Свиток четвёртый (02.12.2005)


Орден Тьмы. Свиток четвёртый (02.12.2005)

19.06.2010  Тема: Творчество в БК

Свиток четвёртый: Таверна «Весёлый Трупик»

«Трупик — прозвище первого великого обманщика, многие богачи, после знакомства с ним оказались нищими. Казнь избавила его от смерти, куда более ужасной, чем топор палача. По его следу шли лучшие наёмные убийцы империи. Жертвы жаждали
мести.»

«Хроники Нетволкера» (Библиотека Обители)

Хозяин таверны любил хвастаться своим происхождением, его маленькие маслянистые глазки на круглом лице светились от гордости, когда очередной раз он рассказывал, почему его постоялый двор носит такое название. Был ли он действительно потомком, того самого Трупика, разорившего сотни доверчивых простаков, неизвестно, но сам толстяк верил в это свято. В его жизни была одна всепоглощающая страсть — деньги. Монеты, банкноты, серебряные, золотые, медные грели его душу, заставляли испытывать благоговейный восторг.

Единственное что он ценил выше них — свою дочь. Красавица Хеля совершенно не была похожа на своего отца, рядом с маленьким лысым толстячком она выглядела ещё прекрасней, черты её лица носили отпечаток аристократизма и власти. Говаривали, что покойная мать, державшая мужа под крепким женским каблучком, выбрала отца для дочери по своему усмотрению. С детства Хеля была любимицей постояльцев, живой, проказливый ребёнок вызывал улыбки. Ей прощали все шалости. Торговцы, часто останавливающиеся в таверне, привозили ей подарки, наёмники, живущие здесь до получения нового задания, учили её владеть оружием, учёные странники рассказывали о многообразии мира. К семнадцати годам Хеля превратилась в умную, ловкую и совершенно не благопристойную леди, заставить сменить штаны на юбку её не мог даже отец.

— А я сказал ты поедешь! — звон разбитой тарелки за закрытой дверью ясно указывал на ответ дочери. Вздохнув, отец отошел от двери, знала бы Марта, да покоится её душа с миром, какой непослушной выросла их дочь. Воспоминания о жене на миг сделали его лицо счастливым, Джон любил свою жену, он так и не смог жениться второй раз, хотя все вокруг убеждали его в этом, говоря, что девочке нужна материнская ласка. Может быть, они были правы, ещё один горестный вздох, вырвался из его груди. Близился вечер, и скоро начнут прибывать новые постояльцы, пора браться за работу, трактирщик спустился на кухню.

Старая кухарка, заменившая Хеле мать, подгоняла служанок, когда вошел Джон:

— Буйствует? — спросила она сочувственно.

— Ни в какую, за что боги ко мне так строги? Я всегда любил её, может быть, даже слишком, у самого сердце обливается кровью, как представлю, что она уедет, но ей здесь не место. Что мне делать, Зара?

— Не нужно было говорить о помолвке, может, само бы получилось, дело молодое. Ты же знаешь её, она теперь думает, что выходит замуж по принуждению.

— А ну-ка, работать — прикрикнула Зара на служанок, — нечего уши развешивать, узнаю, что
сплетничаете, оборву, — девушки мигом исчезли с кухни, рука у кухарки была тяжелой.

Усадив Джона за стол, она налила ему успокаивающего отвара.

— Подожди, авось образумится, до свадьбы ещё месяц. Хотя мне самой не нравится этот юнец, кроме того, чтобы бегать за юбками он ни на что не способен. Благородная кровь, — слова прозвучали ругательством, — от нашей девочки ему нужны только деньги.

Трактир располагался недалеко от города, на оживлённом торговом тракте, постояльцев всегда было много, помимо радушия хозяина, славу «Весёлому Трупику» принесла кухня. Зара была отличной поварихой. Успешное ведение дел помогло Джону сколотить очень солидное состояние, он бы давно мог продать трактир и жить в своё удовольствие в городе, но такая жизнь нравилась ему больше. Всё своё состояние он завещал дочери, сейчас она была одной из самых богатых невест Вольного города, и недавно ему сделали предложение. Практически разорившийся род Драконов хотел таким образом поправить своё материальное положение. Для Хели это был шанс войти в высший свет, о том как будут относиться там к его дочке, он старался не думать.

Послезавтра Хеле нужно отправляться в город для обучения этикету и манерам, достойным её будущего мужа.

«Сбегу, замуж, придумали, да за кого, за этого слюнтяя», — в голове Хели образ наречённого преобразился в жирного поросёнка, это её развеселило. Окинув взглядом свою комнату, она начала продумывать побег.

В этот вечер в таверне было людно. На днях в городе начинался турнир, не было ни одной пустующей комнаты, постояльцы сменялись один за другим. Это были воины, спешившие подать заявку, и торговцы, торопившиеся арендовать место на праздничной ярмарке, раскинувшейся недалеко от Ристалища. Улыбчивые служанки подавали ужин отдыхающим гостям, шумно обсуждающим последние новости о турнире. Единственным тихим местом в обеденном зале был дубовый столик, за которым с трудом уместилось шестеро рослых воинов и одна женщина. Изредка их трапеза прерывалась тихими фразами, расслышать которые не смогли бы ближайшие соседи. На их лицах не было и следа того радостного возбуждения, что пропитало всю атмосферу таверны.

— Лучше выдвинуться ночью, Рыся. После ужина разойдёмся по комнатам, когда все уснут, тихо уедем. Трактирщику я намекнул, что мы собираемся участвовать в турнире. Если будет погоня, это собьет их ненадолго со следа, — самый зрелый из спутников, посмотрел на женщину, ожидая ответа.
Рыся, женщина-воин, молча кивнула. У неё было странное лицо, она не была красива, но слегка удлинённые, почти чёрные глаза и совершенно белые волосы, делали её облик незабываемым. И даже небольшой шрам не портил его, придавая ещё больше таинственности и притягательности. Ей можно было с лёгкостью дать и двадцать, и тридцать лет, возраст выдавал только взгляд, который она прятала за густой чёлкой. Опустошив все тарелки и кубки, они незаметно покинули зал. Поздней ночью семь Всадников, сливающихся с тьмой в своих чёрных плащах с глубокими капюшонам, выехали из ворот гостеприимной таверны.

— За нами кто-то едет, — голос самого молодого война, выдавал тревогу. Оглянувшись назад, Рыся покачала головой:

— Это не по наши души, вечером я видела как дочь хозяина тайком пробиралась в конюшню. Судя по её сумкам, она собиралась в дорогу.

— Я мельком что-то слышал о браке дочери какого-то кабатчика и одного из Драконов, похоже, юной даме не хочется быть благородной, — заметил тот самый воин, что обсуждал план их дальнейших действий в зале таверны.

— Скорее всего, ты прав, Стэм, посмотрим, что будет дальше, — и отряд продолжил свой путь в ночь. Иногда кто-нибудь из спутников бросал свой взгляд назад, убеждаясь в том, что одинокая фигура продолжает двигаться вслед за ними.

Постепенно начало светать, мысли Стэма последние полчаса были заняты странной тишиной, воцарившейся в придорожном лесу. Заметив, как ладони женщины сжались в кулаки, из которых теперь выглядывали отточенные как бритвы четыре шипа, именно за это она и получила своё прозвище, он подъехал к ней.

— Впереди засада, но думаю, что нас они не тронут, это, скорее всего, обнищавшие крестьяне. Уверен, что кроме вил и пары ржавых ученических мечей у них ничего нет. А вот наш «хвост» явно им понравится, нельзя оставлять её одну, — во время разговора он продолжал внимательно оглядывать лес.

— Придётся задержаться, Стэм, но что нам потом с ней делать? Отправляя её назад, мы потеряем то небольшое преимущество во времени, которое с таким трудом сумели получить в этой изматывающей недельной гонке.

Отъехав от места, где притаилась банда оборванных разбойников, отряд спешился, оставив одного воина сторожить коней, они тихо скрылись в лесу.

Хеля потёрла ноющую поясницу, она любила кататься на лошадях, но провести подряд несколько часов в седле было серьёзным испытанием. Первое время, наслаждаясь свободой, беглянка не задумывалась, что будет делать, когда доберётся до Светлограда. Но чем ближе был рассвет, тем мрачнее становилось у неё на душе. Представив отца, нашедшего утром её записку, она даже не заметила как на дороге появились люди. Только сейчас, оглядывая эту толпу оборванцев, окруживших её коня, Хеля начала понимать весь ужас происходящего, одна, ночью, на пустой дороге и неоткуда ждать помощи. Стараясь сделать это незаметно, она сместила руку к ножнам, скрытым объёмным плащом.

— Добро пожаловать, мисс, — маслянисто улыбаясь, один из разбойников двинулся к ней. Подождав, когда он подойдёт ближе, Хеля одним быстрым движением нанесла колющий удар. Удивлённый взгляд умирающего на её глазах человека, вызвал спазм тошноты, это была не соломенная кукла, которых использовали для обучения её наставники. Меч с чавкающим звуком выскочил из груди несостоявшегося насильника. Минутное оцепенение охватило всех, девушку, с отвращением наблюдающую как кровь стекает с её меча, и оборванцев, окружающих её. Кто-то потянулся за ножом, собираясь метнуть его в убийцу их собрата. Свист стрелы не позволил ему продолжить начатое. Через пару секунд в толпу врезались шесть чёрных вихрей, один из них пробившись к девушке, прикрыл её. За несколько минут всё было кончено, остатки банды бежали к лесу, их никто не преследовал.

— У неё шок, — Стэм бережно снял Хелю с коня, — и она ранена, Рыся, ей нужно сделать перевязку.
Передав свою ношу женщине-войну, Стэм посмотрел на трупы:

— Нужно убрать их с дороги, об остальном, надеюсь, позаботятся их сбежавшие друзья.
Оторвав кусок от собственной рубашки, Рыся расстегнула ворот девушки, рана была несерьёзная, небольшая царапина на плече.

Тихий возглас привлёк внимание Стэма, на плече спасённой был странный знак, очертания которого напоминали крест. Глядя в отрешённое лицо Хели, женщина тихо проговорила:

— Встреча с родственниками отменяется.

Автор: Цвятущая (02.12.2005)

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Орден Тьмы. Свиток четвёртый (02.12.2005)”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.