Главная > Творчество в БК > Последний свободный


Последний свободный

07.11.2010  Тема: Творчество в БК

Пролог

В городе сгущаются сумерки. Сизые тени домов и деревьев, еще недавно разделенные причудливыми солнечными бликами, сливаются и обретают глубину. Стараясь не бросаться в глаза случайным прохожим и вместе с тем держась наиболее темной, маренговой стороны улицы, по городу идет немолодой мужчина. Старенькая ветровка, пуловер и джинсы сомнительного происхождения – непременные атрибуты «человека толпы» — удачно дополняются ссутуленной полнеющей фигурой, короткими волосами и дешевыми очками в пол-лица.

Дорога знакома до мелочей: каждая выбоина в старом асфальте, каждый криво лежащий бордюрный камень. Держа руки в карманах, человек направляется к автобусной остановке. Пять метров… три… два… Запнувшись о еле заметную проволоку, он внезапно падает. Нелепый взмах руками в безнадежной попытке сохранить равновесие сопровождается треском разрываемой ткани. Миг – и прохожие видят распростёртую ниц фигуру, грузно ворочающуюся на земле. Падение явно неудачно; но, полежав пару минут и отвергнув помощь сердобольных сограждан, мужчина медленно поднимается, потирая под ветровкой ушибленный о чугунный люк бок и пытаясь левой рукой нащупать валившиеся очки. Оправа выдержала удар, даже не треснув.

Водрузив на нос это монументальное произведение врачебного искусства, мужчина осматривается, слегка щуря добрые карие глаза. Немногие свидетели происшествия, привлеченные падением и не увидевшие кошмарных последствий, слегка разочарованно возвращаются к остановке – тем более, что из-за ближайшего поворота уже показались габаритные огни рейсового автобуса. Плавно затормозив, он гостеприимно распахивает двери, приглашая горожан разделить с ним путешествие к центру города. Тихо переговариваясь, люди чинно проходят в салон. Даже участнику недавнего происшествия не приходится спешить: он успевает слегка отряхнуться перед тем, как, еще раз окинув взглядом опустевшую улицу, сесть в отходящий автобус. И все-таки ощущение взгляда в спину не пропадает…

***

Захлопнув за собой дверь квартиры и накинув цепочку, Сергей устало опустился на пол прихожей. Долго задерживаться не следует: наблюдатель в доме напротив может заподозрить неладное. Главное – успокоиться, на лицо – обычное недоверчиво-скучающее выражение… Вот, намного лучше: из зеркала смотрит исподлобья знакомый до отвращения образ. Надоело притворяться, но иначе нельзя: ОНИ всюду. Даже старый сосед в растянутых до состояния шаровар «трениках» может оказаться осведомителем.

Карманы ветровки висят на последних ниточках. Конечно, надо было попытаться придумать что-то другое. Действовать как обычно, пройти через коллектор соседнего микрорайона к нужному люку… Но уж очень неожиданно, совершенно невозможно выглядел уголок конверта, слегка выбивающийся из тщательно оборудованного тайника. Цвет подобрали идеально, но если знаешь на что смотреть… Пришлось импровизировать на ходу; кажется, вполне убедительно. Правда, свою запись оставить не удалось, зато получена весточка – неизвестно от кого.

Всё, время. Посокрушался, погоревал о порванной куртке, отряхнул ее – пора возвращаться к привычному ходу вещей. Умыться, поесть и сесть работать. Только тогда и придет время разобраться в деталях.

Тщательно повторив повседневную цепочку мелких дел (еда – газета – телевизор), нарушенную лишь ремонтом порванной одежды, Сергей наконец собрался перейти к главному на сегодня. Заботливо свернутый конверт незаметно перекочевал в карман домашних брюк. Осталось зажечь лампу, задернуть шторы (именно в таком порядке!)… Но расслабляться все равно нельзя: так и не удалось доподлинно выяснить границы ИХ способностей.

Простой конверт из плотной коричневой бумаги, кажется упаковочной. Никаких надписей снаружи, никаких видимых следов. Не заклеен, просто закрыт. Внутри листок бумаги, почему-то в косую линейку, с ровными аккуратными строчками.

«Здравствуйте, дорогой друг.

Начну с главного: вы способны видеть или каким-либо другим образом ощущать ИХ присутствие – и вы абсолютно здоровы. Прошу прощения: мы взяли на себя смелость некоторое время следить за вами. Ряд событий укрепил нашу уверенность в ваших способностях, наблюдение же позволило обнаружить ваш тайник. К сожалению, некоторые действия, предпринятые вами недавно, вынуждают нас идти на риск и искать связи столь неординарным способом.

Нас, воспринимающих настоящее положение вещей, чрезвычайно немного. И все-таки мы есть – единственная сила, способная следить за НИМИ и противостоять потенциальной угрозе по мере сил. Пусть возможности наши пока невелики; мы лишь наблюдатели, разведчики, собирающие информацию. Каждый человек на счету, каждая малая песчинка в человеческом океане.

К сожалению, нам так и не удалось установить, кто ОНИ на самом деле и откуда появились полгода назад. Просто выяснилось, что мы в этом мире уже не одни. Ничего особенного, кажется, не происходило: никто не пропадал бесследно и не умирал массово. Всё шло своим чередом, и только внимательный, особый наблюдатель мог заметить, что ИХ становилось всё больше. Мы не знаем целей, методов, способностей: практически ничего – и продолжаем искать ответы. Будем благодарны за любую информацию, имеющую отношение к делу. Каждая мелочь может быть важна.

Искренне надеюсь, что в вашем лице мы обретем нового соратника и друга.

Примененный сегодня способ связи громоздок, ненадежен и опасен. Для поддержания контакта предлагаю… [Прочитав и легко запомнив инструкции, Сергей старательно вырезал фрагмент маникюрными ножницами и сжег его]

С надеждой на дальнейшее сотрудничество,
Камилл»

***

«Добрый день, Камилл!

Я не знаю, каких богов благодарить за немыслимый, невозможный подарок: возможность вновь почувствовать рядом, пусть и виртуально пока, понимающих людей! Настоящих, живых. Получить со стороны, от совершенно незнакомого человека, подтверждение собственной нормальности. А то мне начало казаться, что я и правда сумасшедший. Еще бы: вижу невесть что, слышу голоса – типичнейшая шизофрения, классический случай. Вокруг ходят люди, часть из которых НЕ люди, страх, переходящий в панику, и это ощущение непонимания и бессилия пополам с манией преследования. Да, именно так и кажется: везде ОНИ; ничего не говорят и не делают – просто наблюдают, день и ночь. Глаза и уши везде, даже в мыслях нет покоя: я ничего не знаю, кроме того, что ОНИ есть, и число их растет.

В первые дни, оправившись от шока, я никак не мог поверить, что никто больше ИХ не видит. Всё пытался объяснить, убедить, показать… В итоге три привода в милицию и пара вызовов «неотложки». В больницу не отправили: решили, что обычная «белочка». Но с этого момента ощущение слежки не проходит ни на секунду. Днем и ночью, дома и на работе. Впрочем, на работе «вынужденный простой», так что освободилось время для наблюдения.

Заметить удалось не так много. Я обнаружил два постоянных места ИХ встреч: сквер напротив мэрии и маленькое кафе возле Артбухты. Никаких разговоров не слышал и даже не заметил: «люди» собираются вечером возле бухты подышать морским воздухом, проводить солнце – и молча расходятся после заката. ИХ, кажется, вообще привлекает море.

Проведенные лично небольшие эксперименты убедили меня, что ОНИ опасаются открытого огня и плохо переносят табачный дым. Надеюсь, это окажется полезным.

Искренне ваш, Сергей»

***

«Наши наблюдатели сообщают, что в последние три дня резко усилилось внимание к вам со стороны спецслужб и правоохранительных органов. Это напрямую увязывается с вашим посещением магазина «Сделай сам». Вынужден предупредить: к сожалению, некоторые из наших товарищей оказались в тюрьме или погибли при попытках предпринять какие-либо силовые акции. Если вы успели создать взрывчатку, как предполагают наши аналитики – уничтожьте ее, если нет – просто выкиньте реактивы. Продолжайте наблюдать, проверяйте ваши выводы относительно мест сбора. И, пожалуйста, будьте осторожны и благоразумны!

Камилл»

«Вы появились удивительно вовремя: вчера я, вспомнив немногие детские эксперименты со взрывами и прочитав несколько бредовых рекомендаций в сети, соорудил несколько простеньких бомб. Расчет, откровенно говоря, был прост: так или иначе, раз уж стражи порядка и медики заинтересовались мной, кто-либо из них меня «закроет» в ближайшее время. И тут, как известно, не повоюешь… Так почему бы напоследок, сдаваясь под напором непреодолимых обстоятельств, не попытаться еще раз привлечь внимание к проблеме? Несколько взрывов в кафе на закате, раненые и (как знать) убитые – вдруг расследование выявит несоответствия личностей, или вскрытие что-либо обнаружит? Может тогда человечество, наконец, очнулось бы.

Понимаете, мне в тот момент казалось, что я – последний, кто еще способен видеть…
Этот метод, впрочем, можно применить всегда – не было бы только поздно. Но если я могу быть полезен чем-то еще – полностью в вашем распоряжении.

Сергей»

***

Поздним вечером по-летнему теплого октября, когда шторы традиционно задернуты и снаружи легко различим силуэт человека за письменным столом, в квартире раздается телефонный звонок.

Старенький аппарат, дребезжа, подпрыгивает от нетерпения, разворошив кучу бумаг и фотографий. Звонок в такое время – дело обычное, но что-то заставляет внутренне собраться. Сняв трубку, Сергей слышит неопределенный, дребезжащий голос:

— Здравствуйте. Это Камилл. Не перебивайте, отвечайте кратко, у нас очень мало времени. Вы понимаете меня?

— Да.

— Прекрасно. Вам грозит опасность – вы привлекли слишком много внимания. Но в какой-то мере это даже полезно, поскольку время пришло. Выслушайте меня и подумайте, но думайте быстро. Вы можете отказаться, но дело в том, что нам очень нужен еще один свой человек в одной организации. Это непросто и очень опасно. Если вы согласитесь, наши люди внутри помогут…

— Готов.

— Тогда слушайте внимательно…

***

Утром следующего дня в клинике, что неподалеку от Камышовой бухты, появился чрезвычайно возбужденный мужчина. Красные слезящиеся глаза, бегающий взгляд и одежда в страшном беспорядке говорили о том, что он, возможно, обратился по адресу. С общим обликом не вязался только небольшой аккуратный чемоданчик в левой руке. Впрочем, у всех свои причуды…

— Я хотел бы поговорить с главврачом, — неожиданно спокойным тоном обращается он к дежурному на вахте.

— Простите, а зачем он вам? – так, на всякий случай. Чтобы потянуть время: нужная кнопка давно нажата, сейчас придут санитары.

Не слишком удачно попытавшись придать своей небритой физиономии заговорщически-загадочное выражение, посетитель подмигивает:

— Дело у меня к нему, понимаешь… конфиденциальное.

— Ах, вон в чем дело, — а в коридоре уже слышны тяжелые шаги медбратьев. – Следуйте за нашими сотрудниками, они вас проводят.

— Спасибо, — с достоинством произносит визитер и величественно удаляется под ненавязчивым конвоем двух громил.

В кабинете главврача Сергей окончательно расслабляется: большая часть дела сделана, теперь-то его примут и выслушают. Только очень хочется спать – для создания достоверного образа пришлось просидеть всю ночь без сна.

— Так чем могу быть полезен, голубчик? – главврач – просто воплощение любезности.

— Доктор… мы можем поговорить наедине?

— Конечно, мой дорогой, — не обращая внимания на нарочито недовольные лица санитаров, доктор выпроваживает их за дверь. – Вот… я вас слушаю.

— Меня зовут Сергей, и я к вам от Камилла…

— Ах, вас прислал Камилл! – понимающе улыбается хозяин кабинета.

— Да. Так вот… Понимаете, я вижу ИХ, за мной следят…

— Вам грозит опасность и Камилл сказал, что вы будете очень полезны здесь? – закончил за Сергея главврач.

— Совершенно верно. Он вам сообщил?

— Не совсем так… у нас была договоренность о том, что он пришлет людей. Так что же с вами?

— Вы же понимаете, доктор, что я абсолютно здоров – просто не спал двое суток для создания образа. Я просто вижу ИХ, ничего особенного.

— Вот как… и какие же они? – врач, стараясь не попадаться на глаза посетителю, достал что-то из массивного сейфа в углу кабинета.

— Знаете, — Сергей на мгновение задумался, — они… серые. Вот люди – они все разные, а ЭТИ похожие и всегда серые. Да вы почитайте, я тут все записал…

На стол врача ложится слегка испачканная мелом ученическая тетрадь на девяносто шесть листов.
— Очень мило и предусмотрительно с вашей стороны. Вы определенно пришли по адресу, и наверняка будете нам полезны. А что не спали – это вы зря, батенька. Спать непременно надо, вам потребуются силы. Сейчас сделаем укольчик и будем отдыхать…

Журчит голос, убаюкивает – но что-то в речи настораживает, взблёскивает холодно и остро.

— Доктор, что за укол и зачем?

— Не волнуйтесь, … Сергей, так ведь? Легкий транквилизатор и витамины, чтобы лучше спалось. Вот, молодец. Расслабьтесь, успокойтесь, вам здесь ничто не угрожает, вы среди друзей.

Приятное доброе тепло разливается по телу, веки тяжелеют – и Сергей, умиротворенно улыбаясь, засыпает в кресле. Вошедшие на зов главврача психиатрической клиники санитары неожиданно бережно везут спящего к месту его нового пристанища.

Врач удовлетворенно улыбается и снимает телефонную трубку, набирая короткий внутренний номер.

— Ниночка? Принимайте нового постояльца, да… Очередной клиент Камилла, конечно. Уникальный специалист, без него было бы тяжело. Как он их только отыскивает? Да-да, как обычно: видения, мания преследования. Полный комплект. Традиционно, конечно: нужды в интенсивном курсе нет. И пусть общается, вроде не буйный. Но следите на всякий случай. И колите потихоньку, чтобы без обострений…

Эпилог

Теплый ветер, один из последних в этой осени, несет пряный запах водорослей, смешанный с йодом. Желто-бурая листва деревьев – кажется, это каштаны и… не помню… ложатся под ноги, слегка коснувшись головы. Человек с тихой улыбкой смотрит на море, проглядывающее между деревьями и прутьями решетки у самого горизонта. Кто-то писал, кажется, что море осенью свинцовое… Смешной человек! Где же он видел такой свинец? Это называется красивым словом «маренго». Маренго, маренго… слово вызывает беспокойство, что-то грузно ворочается в памяти. Что-то неприятное связано с ним, неуловимое и опасное. Еще чуть-чуть…

— Серёжа, Се-е-е-ерь-о-о-о-жа! Ну где же вы? Пора на процедуры.

Ах, это милейшая Нина Степановна, заведующая отделением. Ее обожают все постояльцы, от мала до велика. И беспокойство обессилено уходит, уступая место покою и умиротворению.

— Я здесь, Нина Степановна!

И, неосознанно опустив руку в правый карман халата, Сергей поспешил на голос.

***

Двое в безупречных серых костюмах, похожие как близнецы, стоят у ограды, глядя вслед уходящему пациенту.

— А знаете, Крайгл, что у него в кармане? – с нотками неожиданного сочувствия и обертонами восхищения думает тот, что повыше.

Правильные черты лица, атлетическая фигура – ожившая римская статуя, красивая и холодная.
— Откуда мне? Я же не специалист по аборигенам, — искрится смехом мысль собеседника.

— Бомба. Последняя из тех, самодельных.

— И вы позволили…

— Не бойтесь, она, разумеется, не взорвется.

— Странное, непонятное племя. А ведь такие, как он, милейший Тьлин, останутся последними. Как в этих… как их? А, зоопарках. Ваш дикий трюк с созданием «сопротивления», признаюсь, отлично сработал. Камилл – истинная находка.

— Благодарю, Крайгл. Мне и самому так кажется. А представляете: хотя бы несколько десятков таких вот Сергеев с их примитивными, но, увы, эффективными ружьями, ножами и бомбами?

Воцарилась тишина, грубо нарушенная резким свистом ветра.

— Да ладно вам, Тьлин. Не случилось же? И все благодаря вам. Реакция, конечно, была бы жесткой. Мне порой кажется, что для аборигенов вы сделали больше, чем для сородичей. Только не обижайтесь… Иногда вы кажетесь мифическим Последним Свободным жителем Земли, заботящимся об остатках своего народа. Впрочем, все это пустяки. Давайте поспешим: сегодняшний вечер обещает потрясающий закат. А этот божественный аромат йода и органики…

— И правда пора, — ответил спутнику Тьлин и двинулся следом за ним, машинально поглаживая в кармане пиджака корпус самодельного планетарного аннигилятора.

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Последний свободный”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.