Главная > Творчество в БК > Записки на Березовых листках: Часть 4. Хозяин дома


Записки на Березовых листках: Часть 4. Хозяин дома

04.08.2011  Тема: Творчество в БК

Хозяин дома Ожидая встретить привычный полумрак, который царил в домах рыбаков, шкипер от неожиданности прищурился. В большой горнице было светло. Привыкнув к заливавшему комнату яркому свету, шкипер осмотрелся. И то, что он увидел, заставило от удивления округлиться глаза. Шесть прозрачных шаров, ничем не прикрепленные к высокому потолку свободно плавали в пропитанном цветочными ароматами воздухе. Именно от этих оригинальных светильников, внутри которых заметно было какое-то движение, и исходил яркий и ровный свет, выгнавший из дома даже тот сумрак, который обычно гнездится по углам. Витавший в воздухе аромат был не резкий, не будоражащий, а скорей приятный спокойный и умиротворяющий.

Посредине комнаты стоял большой широкий стол. Стол был настолько чистый, что казалось, его поверхность еще не успела познакомиться ни с горшками, наполненными душистой горячей похлебкой, ни с пивными кружками, увенчанными шапками белоснежной пены. По обеим сторонам стола, друг напротив друга, ровными рядами выстроились резные кресла, чьи подлокотники были выполнены в форме уснувших грифонов, а высокие спинки украшены причудливым орнаментом.

Помимо входной двери, было еще четыре, украшенные ручками из серебра в виде медвежьих морд, державших в пасти серебряные же кольца. Между дверями на стенах весело несколько картин. На одной из них были изображены два оленя на лесной поляне, вставшие на дыбы и скрестившие ветвистые рога в поединке. Когда шкипер смотрел на этих рогатых поединщиков, он невольно напряг слух, пытаясь уловить стук копыт и скрежет оленьих корон. На другой картине, на берегу реки медведица-мамаша учила двоих медвежат ловить рыбу. Художник сумел запечатлеть как раз в тот момент, когда ее лапа, подняв брызги, выбрасывала на берег извивающуюся рыбину. Один медвежонок, тот, что был ближе всех к матери, изготовился схватить добычу и, прижав к голове круглые ушки, припал к земле. Другой медвежонок встал столбиком готовый, если первый промахнется, схватить жительницу реки и, отбежав, насладится ее мясом. Третий, самый меленький из мохнатой троицы, совсем по-человечески уселся на задние лапы и с интересом наблюдал за происходившим, ожидая, чем же все закончится.

Еще на одном холсте, пара красноголовых журавлей расправив крылья и изогнув длинные шеи, выполняли сложные танцевальные па. Один из танцоров запрокинув назад голову с открытым в крике клювом, взмывал вверх, касаясь земли только одной лапой, другая же была уже поджата к белоснежному животу. Второй журавль, раскинув широко в стороны крылья и согнув в коленях красные лапы, в этот момент приседал к земле, при этом глядя на партнера по-змеиному изогнув шею.

Следующая картина отображала луг во время буйного летнего цветения с порхавшим над ним разноцветным облаком бабочек. Вслед за этой картиной следовала другая, где на холме поросшим невысокой травой, над чернотой входа в нору, жмурясь под лучами солнца, лежала огненно-рыжая лисица, а чуть ниже входа, четверо ее лисят сбившись в клубок, устроили между собой потасовку. Картины были написаны с таким мастерством, что казалось все, что на них есть – живое и вот-вот начнёт двигаться. И застывшие в поединке красавцы олени, и медведица с медвежатами, и пойманная рыба с переливающейся на солнце серебристой чешуей, и крылатые красноголовые танцоры, и луг, окутанный облаком пестрокрылых мотыльков-бабочек; и лиса с лисятами, увлеченными игрой, все они шкиперу казались не персонажами с картин, а вполне реальными живыми существами, которые еще чуть-чуть, через какое-то мгновение спрыгнут с холста и начнут ходить, танцевать, кружить, рычать здесь, в этой комнате.

Внимательно осмотрев все картины, шкипер вновь вернул взгляд к столу. И только в этот момент он заметил, что они в комнате не одни. За столом сидел человек и наблюдал за толпившимися у входа людьми. Этого человека нельзя было назвать ни молодым юношей, ни мужем, выглядывавшим стучащую в двери зиму жизни. Лицо его принадлежало человеку в полной мере узнавшего чего стоит самая азартная из азартных игр называемая жизнью. Но вот его темно-зеленые глаза, верней те веселые искры, что светились в них, были больше присущи отроку, только недавно научившегося брить усы. Голова, как и лицо, была гладко выбрита. Настолько гладко, что свет, падавший от летающих шаров падая на нее, оставлял на его макушке блики. Будь у человека хоть какая-то шевелюра, она бы тогда скрыла его уши, оттопыренные не так как у эльфов, а самую малость. Впрочем, если не присматриваться, то и не заметишь этой его особенности, мало ли каких ушей не бывает на свете? Хотя шкипер не мало исколесил дорог, и морских и тех, что шли по суше, и знал, что такие уши, как правило, встречаются у полукровок, в чьих жилах присутствует эльфийская кровь. Да и глаза у этого человека были не такие как бывают у людей, их зелень была особенная, насыщенная, словно сам лес поделился с ним изумрудным цветом кроны.

Человек сидел, а потому шкиперу было видно только его широкую грудь и такие же немаленькие плечи. Все это говорило о том, что перед ними был не изящный танцор и завсегдатай шумных балов, но и любителем пивных попоек его тоже назвать было сложно. То, что шкипер видел, говорило ему о том, что перед ним сидит тот, кто привык к арене, на которой в жёстком поединке сходятся бойцы, чтобы выяснить, кто искуснее владеет клинком.

Перед ним сидел воин. Это было видно еще и по рукам, которые человек держал перед собой, положив на светлую поверхность стола, неплотно сжав в кулаки. Кожа на руках была темная, обветрившаяся, а на костяшках проступали хорошо видные бляшки мозолей. «Кулачник он что ли? – пронеслась у шкипера мысль – Такие мозоли я видел только раз в жизни. У Хопкинса, которого, за то с какой он силой бьет, все зовут Джек-Удар Копытом». Одет этот человек был в черный камзол с короткими рукавами, застегивающийся на продолговатые овальные пуговицы из темно-красного камня, называемые ювелирами «Кровь Дракона». Камзол незнакомца был пошит из шкуры какого-то чешуйчатого зверя. Такой шкуры шкиперу видеть не доводилось. Да и откуда ему было о ней знать, если он никогда в жизни не бывал в тех краях, что лежат за горами Кипсуры? Ведь только там, на болотах, в глубине непроходимых джунглей живет черный рогатый змей, шкуру которого может пробить только сталь, родившаяся в гномьих горнах и услышавшая заклятье волшебника. Под кафтаном у незнакомца была рубашка, сотканная, словно из тонкой серебряной нити. Предплечья сидящего плотно обхватывали наручи, доходившие ему до локтевого сгиба, густо усеянные круглыми бляшками из светлого металла.

«Хм, такие не только удар клинка могут отразить, — беззвучно хмыкнул шкипер, – но и сами послужат оружием. Хлопнешь ними по голове, и все, лопнет та, как перезревший арбуз». Оружия у сидящего видно не было. «Правда, такому ни меча, ни палицы, ни секиры не надо, – вновь покосился на набитые костяшки шкипер, – Он и сам есть оружие». Все это шкипер успел заметить, окинув незнакомца хоть и неспешным, но не назойливым взглядом. За долгие годы странствий он успел узнать, что в некоторых краях, долгое и пристальное разглядывание воспринимается как вызов. Шкипер слегка наклонил голову и произнес привычное для ронвица приветствие:

— Мир этому дому. Пусть твои паруса наполняет только попутный ветер, а трюмы твоего корабля были полны товаром. Пусть торговля для тебя была прибыльной и семья твоя никогда не знала ни в чем не достатка.

Сказав это, шкипер спохватился, поняв, что обращался к незнакомцу на своем родном ронвийском языке: «Владыка Ветра! Вдруг он никогда не был на наших туманных берегах и не понимает ничего из того, что я ему сказал?!»

Но этот страх улетучился, уступив место приятному удивлению, когда шкипер услышал, как незнакомец ответил ему на все том же ронвийском, и отличался он от шкиперского только более мягким, певучим звучанием:

— И тебе хозяин парусов, всегда попутного ветра. Чтобы ведомые тобой корабли никогда не познали мели. Чтобы на твоем горизонте никогда не показывались полосатые паруса бирвийских пиратов. Чтобы ты всегда обменивал свой товар в звонкий благородный металл. Чтобы стоянка твоя всегда была тихой, а возвращение в родную гавань спокойным и быстрым.

Коротко кивнув, шкипер поблагодарил незнакомца и представился:

— Я, Роб Вриллиас, хозяин шхуны «Черепаха», обломки которой лежат сейчас на этом берегу. А это мои матросы: Шэш Мэгврим, Рик Клачоу, Марк Чалиустанс, Гарри Боуи, Боб Кандиверкард, Сэм Тэренс, Майк Ларбан, Дэн Тарилет и Тэд Доннер. Все мы из Саилса, города, что находится на западном побережье Ронвии. А как звать хозяина дома, который мы благодаря Создателю нашли на этом пустынном берегу?

— В Черных Землях меня называют Шхархр. В восточных городах Ронвии — Вандергом. Думаю, – улыбнулся незнакомец, – Вандерг, для вас будет ближе всего, так что так меня и зовите. Но, я не хозяин этого дома. Мне больше по душе отдых в лесу, туристическая прогулка и пикник с надежной палаткой.

И заметив удивление на обветренном лице шкипера, останавливая не успевший прозвучать вопрос, Вандерг поднял руку:

— Обожди немного с вопросами, мастер парусов. Что вам сейчас нужно, так это: теплая вода, сухая одежда и сытная еда. А уж потом, за кружечкой пенистого пива, ты сможешь удовлетворить свое любопытство.

Сказав это, Вандерг поднял к потолку зеленые глаза и громко произнес:

— Лоткаэлле, позаботься о гостях.

Шкипер и пришедшие с ним люди закрутили головами, пытаясь увидеть, к кому обращался незнакомец. Но кроме них в комнате больше никого не было видно.

— Идите, – кивнул головой Вандерг в сторону отворившейся одной из дверей, – Там вы смоете с себя соль моря и найдете сухую одежду. Своих раненных товарищей занесите в другую комнату. Не переживайте за них. Лоткаэлле позаботится о их ранах, и пройдет не так уж много времени и они присоединятся к вам, полностью избавившиеся от своих недугов.

Автор: Brodiaga

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Записки на Березовых листках: Часть 4. Хозяин дома”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.