Главная > Творчество в БК > Записки на Березовых листках: Часть 6. Книга


Записки на Березовых листках: Часть 6. Книга

06.08.2011  Тема: Творчество в БК

Книга В доме царило умиротворение. Такое умиротворение наступает, когда человек сыт, находится в тепле, ему некуда спешить и ничего не угрожает. Закончив трапезу, шкипер оглянулся по сторонам, словно надеялся увидеть незримую хозяйку гостеприимного дома, но, так и не заметив хоть что-нибудь, что говорило об ее присутствии, он, подражая Вандергу, поднял к потолку глаза и громко поблагодарил за накрытый стол.

Едва он произнес последние слова благодарности, стол опустел. Тарелки, массивные серебряные блюда, кубки, кружки, вазы, кувшины с вином, объедки все это пропало в мгновении ока, словно растворилось в насыщенном цветочно-травяным ароматом воздухе. На опустевшем столе осталась лежать только книга, оставленная Вандергом. Мэгврим отметив дивное исчезновение посуды, в очередной раз что-то пробурчал по поводу колдовского дома и вообще о колдовстве, но его никто не слушал.

Переживших кораблекрушение охватила сытая лень. И каждый страдал ею по-своему. Так и не заполучив слушателей, Мэгврим перестал рассказывать свои страшные истории, обидевшись на отсутствие внимания к себе. Он сказал еще пару слов о колдунах и колдуньях, но от него отмахнулись как от надоедливой мухи, после чего недовольно хмыкнув, он с преувеличенным усердием принялся ножом выковыривать скопившуюся под ногтями грязь.

Двое моряков лениво переговариваясь между собой. Один из них, подперев рукой щеку, глядя на товарища осоловелыми глазами, сказал, что раз делать нечего, неплохо было бы покидать кости. Другой, почесывая живот, предложил обратиться с этой просьбой к хозяйке дома. И когда перед ними на столе появился стакан и вырезанные из слоновой кости кубики, оба от удивления замолчали, а потом, издав радостное «О-о-о-о!» принялись за игру. Несколько матросов, развалившись за столом, неспешно рассказывали друг другу бесконечные истории о том, где им довелось побывать и что приключалось во время их странствий. Другая часть экипажа бесцельно слонялась по дому, разглядывая жилище в котором им предстояло провести долгих три месяца. Тарилет, поудобней устроившись в кресле, уронил голову и, приоткрыв рот, тихо посапывал, время от времени издавая хрюкающие звуки. Когда он, протяжно хрюкая, выдыхал, его длинные усы начинали двигаться, словно в них кто-то жил. И вот, в очередной раз втянув в себя воздух он издал такое громкое «Хррррр», что проснувшись взирал на смотревших на него товарищей ничего не понимающим взглядом.

— А? Что? – усаживаясь по ровней, закрутил он во все стороны головой.

— Дэн, тебе часом не приснилось, что ты стал большим и злобным вепрем? Или тебе ортопедические матрасы для здорового сна не понравились? – под смех товарищей спросил у невинно хлопающего глазами Тарилета Боуи, переворачивая стакан и смотря, что ему выпало.

— Да ты так аппетитно хрюкал, что двери начали открываться.

— Мда? – пожевал губами Марк и широко зевнул – Бывает.

— Угу, бывает, – дождавшись своей очереди, бросил кости Кандиверкард, – Та вот что, хватит храпом гонять мух, которых нет. Сходи-ка лучше посмотри, что там во дворе делается.

— И то, правда, – сладко потянулся тот, разминая затекшее во сне тело, – Пойду, осмотрюсь, куда нас по милости Владыки Пучин забросило.

— Пойди, пойди, – обронил Боуи, загремев в стакане игральными костями, перевернув, поставил его на стол. – Все, Боб, пора тебя снимать штаны.

— Ща-ас-с-с! – Глядя из-под сдвинутых к переносице бровей, плотоядно улыбнулся ему в ответ Кандиверкард. И только шкипер не участвовал нив игре нив беседах. Взгляд его был направлен в пустоту. Он сидел с таким выражением, какое бывает у человека, когда он, не обращая внимания на то, что творится вокруг него полностью погружается в собственные мысли.

— Шхархр… – вдруг ни с того ни сего, произнес в задумчивости шкипер.

Какие целебные мази и лекарства Лоткаэлле применила, для того чтобы поднять на ноги Тэренса и Доннера неизвестно, но к тому моменту как все остальные, насытившись удовлетворенно начали поглаживать округлившиеся животы, двое раненых моряков присоединились к товарищам бодрыми и здоровыми. Когда шкипер произнес второе имя Вандерга, Тэренс рассказывал о своих похождениях по кабакам славного города Левента, который был самым южным портом Фралонии.

— Шхархр – это, на каком языке? – заметив, как на него заинтересованно все смотрят, спросил шкипер.

— Это язык орков живущих в степях, что упираются в горы Сломанных Крыльев, хозяин, – Ответил ему Доннер. – Шхархр — это тоже что по восточно-ронвийски — Вандерг. Переводится одинаково – Бродяга, Путник, Идущий по дороге.

Шкипер молчал, задумавшись об услышанном, молчали и все остальные моряки, только звук бьющихся об стенку стакана игральных костей нарушал повисшую в комнате тишину.

— А что хозяин, – устав молчать обратился к шкиперу Мэгврим – не почитать ли книгу что, уходя, оставил нам колдун? Он вроде говорил, там записаны интересные истории.

— Нэш, а ты думаешь, там по-нашенски написано? – Отвлекшись от игры, обернулся к Мэгвриму Боуи.

— Я думаю, если бы мы не смогли прочитать там написанного, он эту книгу, нам бы не оставил, – вместо Нэша ответил ему Доннер.

— Открывайте, хозяин, – Сказал Доннер, обращаясь уже к шкиперу.

— Ну, хорошо, – Качнулся к столу Вриллиас.

Шкипер взял в руки книгу, медленно, словно боясь повредить, осторожно открыл ее. Вриллиас вздрогнул. Стоило книге раскрыться, как он ощутил, дуновение ветра. Не порыв того забияки, что в своей ярости обрывает с мачт паруса, не испепеляющее дыхание южного ветра, который играет песком в бескрайней пустыне далекой и жаркой Бохорнии, не обжигающего холодом дыхание северного ветра, любящего бросать в лицо ледяные иголки — это было ласковое прикосновение лесного весеннего ветра. И вместе с этим прикосновением шкипер услышал негромкий шелест листвы. Шкипер посмотрел на своих товарищей. Нет, не только он один всё это почувствовал. Моряки удивленно смотрели то на него, то на раскрытую книгу. Даже Боуи и Кандиверкард, до этого момента с уличением обчищавшие друг друга в кости, позабыв об игре, смотрели на него, широко раскрытыми глазами.

— Колдун, – Испуганно прошептал Мэгврим.

Шкипер опустил глаза к книге. Она была диковинной не только своим переплетом. Книжные страницы были изготовлены не из тонко выделанной кожи, и не из бумаги, которую делают из папирусного тростника, растущего у далеких южных берегов. Они были из… листьев. Из березовых листьев! Но, несмотря на казавшуюся хрупкость, эти зеленые страницы были такие же прочные как пергамент. И по этим страницам бежала изумрудная вязь неизвестного шкиперу языка. «Прав оказался Нэш…». И только успела пронестись в голове шкипера эта мысль, как ровные книжные строчки, утратив четкость, расплылись. Думая, что это рябит у него в глазах, шкипер плотно сомкнул веки и тряхнул головой. Когда он вновь открыл глаза, на странице не было сплетения незнакомых знаков. Вместо этого перед его глазами, все тем же изумрудом, переливались слова, написанные уже на ронвийском языке. «Кхм, магия»

— Что там шкипер? – Нетерпеливо спросил продолжавшего молчать шкипера, Боуи.

— Кхм, – Кашлянул шкипер, прочищая горло, от неизвестно откуда взявшегося песка, и начал читать.

И когда он начал читать, голос у него стал таким же, каким говорил ушедший Вандерг. Мягким, мелодичным. Словно он не говорил, а пел песню, слова для которой он черпал из книги, со страницами из березовых листков, и обложкой из коры неизвестного дерева.

Автор: Brodiaga (04.08.2005)

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Записки на Березовых листках: Часть 6. Книга”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.