Главная > Творчество в БК > Сон в летнюю ночь или Будущее БК


Сон в летнюю ночь или Будущее БК

14.01.2011  Тема: Творчество в БК

— Уважаемые дамы и господа! Сегодня, в двадцать один ноль-ноль по серверу, начнётся война между Соединёнными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой. Напоминаем вам историю конфликта.

Президент США Джордж Буш-младший-третий заявил, что не намерен мириться с наплывом граждан КНР в его стране. На данный момент на территории Соединённых Штатов постоянно проживают около трёхсот пятидесяти миллионов китайцев – что составляет более семидесяти процентов от всех жителей этой страны. Причём это только по официальным данным. Если же учесть хотя бы примерные оценки количества нелегалов-китайцев в США, то их доля в населении Северной Америки может составить почти девяноста процентов.

Джордж Буш-младший-третий потребовал от Китая вывезти из Соединённых Штатов как минимум половину своих граждан. Правительство КНР полностью отвергло требования Белого Дома, заявив в ответ, что несколько десятилетий назад был максимально ужесточён контроль за рождаемостью в своей стране, и никаких иных мер принято не будет. Кроме того, каждый человек на Земле имеет право жить там, где он пожелает.

После этого все дипломатические отношения между двумя странами были разорваны, переговоры не возобновлялись, и стороны начали активную подготовку к военным действиям. За неделю до начала войны у США и КНР появились союзники. К Соединённым Штатам присоединилась Канада, у которой схожие проблемы, а Китай решила поддержать Индия, чьи граждане также постоянно сталкиваются с недружелюбием коренных жителей почти во всех странах мира.

В случае победы США, КНР будет вынуждена выполнить условия, поставленные Соединёнными Штатами Америки. И в будущем тщательно придерживаться квот на количество китайцев в Северной Америке. Если же победа останется за Китаем и Индией, то побеждённым придётся легализовать всех граждан стран-победительниц в своих государствах и предоставить им достойные рабочие места. Кроме того, китайцы и индийцы получат право неограниченного въезда в США и Канаду.

До начала войны осталось два с половиной часа. Армии противников полностью сформированы, составы утверждены. Желающие приобрести билеты в зрительскую ложу арены групповых боёв города Ангелов могут сделать это на Центральной площади. Также работают и готовы к прямой трансляции все экраны, установленные на улицах города. Работает тотализатор паладинов – желающие сделать ставки на исход войны должны успеть сделать это за час до начала первой битвы.

Благодарим за внимание.

…Голос замолчал.

Я ошеломлённо потряс головой. Что за ерунда?! Какая война между американцами и китайцами?! Какое перенаселение?! Какие триста пятьдесят миллионов, когда в Штатах ещё года три назад всех жителей было меньше трёхсот этих самых миллионов?! Что значит – «в двадцать один ноль-ноль по серверу»? И вообще – где я?!

Огляделся. Протёр кулаками глаза. Снова огляделся. Не помогло. Всё равно было непонятно, где я оказался.

Тут я получил сильный толчок в спину. Мигом развернувшись, уже хотел врезать как следует обидчику – нервы-то были на самом пределе! – но так и замер, открыв рот. Передо мной стоял урук-хай! Самый настоящий – прям как тот, что за злого дядьку Сарумана во «Властелине колец» бился, рожу белилами вымазав!

— Чё лупетки вытаращил?! Пройти дай! Раскорячился на полдороги! Мне ещё надо успеть креды на китаёз кинуть, пока лавочку не заперли.

И он, выругавшись, отпихнул меня в сторону, смачно сплюнул, и вперевалочку побежал вдоль по улице.

Ноги подогнулись, и я тяжело осел на землю. Схватился за голову руками.

— Я сошёл с ума. В этом-то всё и дело. Просто я сошёл с ума. – Простонал я, упершись взглядом в мостовую.

И, сам того не ожидая, вдруг расхохотался. Дико, с подвываниями и всхлипами. Нервы-таки не выдержали, и у меня началась банальная истерика.

— Надо… санитаров найти… они добрые, хорошие… домой меня отведут, в мою любимую палату номер шесть… и всё будет хорошо… заодно рубашечку поносить дадут… ха-ха-ха! Минут через 10 начал успокаиваться. Для верности размахнулся как следует и вмазал себе кулаком по уху. Тихо взвыл – надо же, какой я сильный, оказывается! Кабы раньше знать!

Встал, отряхнулся.

— Ну, пойдём погуляем, посмотрим, где это я оказался. В двадцать один ноль-ноль по серверу – что-то уж больно знакомо звучит, однако, ёж твою мышь!

Для начала ещё раз огляделся – теперь уже внимательно, почти спокойно. За что сказал «спасибо» родному инстинкту самосохранения – он-то гораздо раньше меня понял, что надо хозяина приводить в чувство, иначе всё, хана. Я тут же упёрся взглядом в табличку на ближайшем ко мне здании. Она гласила: «Первый частный комиссионный магазин».

— Так, приехали. Кажется, я всё-таки съехал с катушек. – Пробормотал я, сверля взглядом надпись и от всей души надеясь, что она вот-вот исчезнет. – Одно дело читать, как люди якобы в БК попадают, совсем другое – самому вляпаться. Да-а… точно попал, по-другому не скажешь. А может, всё-таки это глюк, или я просто сплю? Глюки лечат, это легче, чем из БК выбираться. А сон… ну-ка, проверим.

Я ущипнул себя за больное ухо. Потом вытер слёзы, выступившие на глазах. Табличка нагло висела по-прежнему. Скрипнул зубами и пошёл к двери.

Внутри было светло и шумно. Народ толпился около прилавков, грохотал доспехами, бряцал оружием. Служители магазина носились взад-вперёд, подавая вещи на осмотр, принимая то, что люди хотели сдать, выписывая квитанции покупателям.

Мимо меня, согнувшись под целой кучей железяк, протопал мужик, тяжело отдуваясь и кляня на чём свет стоит «барыг, чтоб им провалиться».

Я нервно усмехнулся. Кажется, это Бойцовский Клуб. На самом деле. Твою мать! По привычке сунул руку в карман за сигаретами – без них никак, помру в один миг.

Вместе с сигаретами нащупал какие-то бумажки. Вытащил на свет. Ещё раз удивился – кажется, это уже успело войти в привычку! – в моих потных лапках оказались креды. Причём немалая сумма.

Поймал себя на том, что уже хочу подойти к прилавку и прицениться. Понял, что ещё немного – и точно куплю чего-нибудь. Вышел, стараясь не оборачиваться.

— Подожди немного, фулл от тебя никуда не уйдёт. Разобраться бы, что к чему, для начала. Может, выбраться отсюда можно как-нибудь.

Старая привычка думать вслух оказалась как нельзя кстати. Монотонное бормотание себе под нос действовало лучше всякой валерьянки – этакий самогипноз.

Ноги повели меня куда-то, и я не стал им мешать. В голове было пусто – хоть в футбол играй. Очнулся я, только когда споткнулся о край скамейки. На которой сидел и с любопытством смотрел на меня благообразный старичок.

Я шлёпнулся рядом, вытирая со лба крупные капли пота. В городе было весьма жарко. Сунул сигарету в рот и, щёлкнув зажигалкой, с наслаждением затянулся. Вид голубоватого облачка дыма несказанно успокаивал, расслаблял.

— Молодой человек, скажите, а где вам удалось достать эти сигареты?

— Как где? – чуть не поперхнувшись, прохрипел я. – В самом обычном магазине купил, около дома стоит. А где же ещё? Двадцать пять рубликов – и все дела.

— Да вы что такое говорите?! С каких это пор антиквариат стал продаваться в обычных магазинах?! И за рубли?! Да его днём с огнём не сыщешь, а коли найдёшь, то денег не каждому хватит даже на одну пачку! Вот и куришь зачастую всякую гадость безникотиновую… Тьфу! Молодой человек, вы бы угостили старика сигареткой – страсть как хочется покурить настоящий табак! Верите, нет – даже я ох как редко могу себе это позволить!.. А ведь не бедняк, да, не бедняк!

Слава Богу, мой автопилот ещё не совсем спёкся – в отличие от меня, непутёвого – а потому смог достать пачку, открыть её и протянуть старичку.

Тот тут же уцепился за неё и, поколебавшись секунду-другую, вытащил сигарет пять сразу.

— Уж простите старика – не сдержался! – он смущённо улыбнулся. – Хоть чем-то себя побалую.

Он прикурил сигарету и некоторое время молчал. По его лицу было видно, что райское блаженство – это бледная тень по сравнению с нынешними ощущениями. Выкурив ровно половину, старик ловко затушил бычок и спрятал его в нагрудный карман. А потом лукаво улыбнулся.

— Не в своё я, наверное, дело лезу – ну да ладно, если что, прощенья прошу. Но уж очень меня любопытство заело, молодой человек. Не похожи вы на сынка богатеньких родителей, а ведь простым смертным не по карману настоящие сигареты. Не расскажете ли, как такое получилось?

Я едва сдержал смех. Сигареты – не по карману никому, кроме олигархов и их отпрысков! Вот это да! Похоже, я не один сумасшедший здесь. А может, он просто подшучивает надо мной? Но, взглянув старичку в лицо, я понял – нет, не подшучивает. Мой новый знакомый ждал ответа, чуть ли не затаив дыхание.

— Как-как. Я же правду сказал – играл в БК, закончились сигареты, вышел из дома, добежал до ближайшего магазина, купил, вернулся домой. Думал ещё пару боёв провести – да инет взял и вырубился ни с того, ни сего. Хотел подождать малость — да на время глянул и спать брякнулся. А потом сюда попал – сразу на Центральную Площадь. Как раз к объявлению о скорой войне американцев с китайцами. Может, сплю я?

— Да, эти американцы совсем распоясались. – Покачал головой старичок, пропустив мимо ушей мой вопрос. – Помню, ещё предок нынешнего Джорджа Буша-младшего-третьего по всему миру воевать начал. То талибов по горам гонял, то Ирак бомбил. Всё ему мало было. Его тоже, кстати, Джорджем Бушем-младшим звали. Первым… Да, так вот с тех пор они, американцы, всё воюют и воюют. Никакого сладу с ними нет. Теперь и до китайцев добрались. Ну, тут-то, дай Бог, они зубы обломают. Я, во всяком случае, на Китай поставил.

Сигарета выпала у меня изо рта.

— Как предок? Подождите, это вы про кого говорите? Про того Джорджа Буша, который Саддама Хусейна сверг?

— А про кого же ещё? Конечно, про него. Я тогда, помню совсем пацаном был, годков двадцать с небольшим только и стукнуло. Как раз к БК пристрастился – я ведь старожил, молодой человек, почти с самого его начала здесь.

Я затряс головой. Верить не хотелось. Да нет же, сплю я – и всё тут! Сплю!.. Но ведь и по уху бил, и щипал его – не проснулся. Посмотрел на старичка. И задал вопрос, страшась услышать ответ.

— А…а год сейчас какой?

— Го-о-о-д? – удивлённо протянул тот, и на всякий случай, поёрзав по скамейке, отодвинулся от меня подальше. – Известно, какой – две тысячи шестьдесят четвёртый. Уже полгода как шестьдесят четвёртый, молодой человек, да. Так-то.

Та-а-к, приехали. Кто там говорил, что путешествия во времени невозможны? Эх, его бы сюда – я б ему показал «невозможны»!

— Молодой человек, что с вами? Вам нехорошо стало? – кажется, старичок всерьёз обеспокоился моим состоянием здоровья. Наклонился вперёд, стараясь заглянуть мне в лицо. Даже о своих опасениях насчёт меня позабыл.

— Угу, нехорошо. – Через силу выдавил я. – Станет тут нехорошо, ещё бы. Пару часов назад я был в своём родном две тысячи четвёртом – и вот нате вам подарочек!

— Да вы что?! Это что же, во времени перенеслись, что ли?! Быть такого не может! Уж как далеко наука вперёд шагнула, а такого ещё нету, чтоб сквозь года как по дороге шагать.

— Не может, не может – а вот есть! – зло сказал я. – И почему-то именно я оказался тем самым счастливчиком, которого угораздило так влипнуть! Может, вы не верите?! Доказательств хотите? Сейчас дам, их у меня полно!

Я начал рыться по карманам. На свет из их недр появились сначала записная книжка, вслед за ней — изрядно замусоленная колода карт, и, наконец – маленькая упаковка плавленого сыра, которую я купил себе на утро, чтобы сделать бутерброд. Торжествующе сунул её под нос старичку.

— Вот, видите?! Дата изготовления – двадцать седьмое июля две тысячи четвёртого года. А это – срок годности. Хотите – попробуем прямо сейчас. Если он все эти годы пролежал, то стух давно.

Он недоверчиво взял в руки упаковку. Повертел её в разные стороны. Затем махнул рукой и открыл, не забыв проверить целостность. Зацепил пальцем изрядный сгусток и медленно положил его в рот. Некоторое время вдумчиво жевал.

— Да, и в самом деле, нормальный сыр. Свежий. Давно такого не едал, молодой человек. Кажется, я начинаю вам верить. Да, определённо начинаю верить. Что же, наверное, у вас есть вопросы – как здесь, да что здесь. Так вы задавайте, а я отвечу.

Я тяжело вздохнул. Ответы на два самых главных вопроса уже стали известны. Я перенёсся во времени аж на шесть десятков лет, и, видать, не могу вернуться назад – об этом сам старикан сказал. Стало быть, выбора нет – надо приспосабливаться к новой жизни. Иначе совсем пропаду. Недобрым словом помянул чью-то мать – на душе стало малость полегче.

Ещё раз вздохнув, закурил новую сигарету и сказал:

— Есть вопросы, как же им не быть. Рассказывайте, как здесь и что. Надо ж мне как-то выживать, правильно?

— Отчего ж не рассказать, расскажу. А что непонятно станет – вы переспрашивайте. – он замолчал на несколько секунд. Видно, с мыслями собирался. – Так вот, юноша, это при вас Бойцовский Клуб был просто игрой. А вот году этак в две тысячи седьмом – да, именно тогда – всё начало изменяться. Ну, надо сказать, что в то время о БК уже знали во всём мире – каждый, от мала до велика. И играли тоже почти все. А кто говорил, что не играет, скорее всего, попросту обманывал. Помните, ещё при вас арты да екры продавали? Помните, ясное дело. Дальше – больше. Потом и в магазинах – да-да, в обычных магазинах! – стали приторговывать услугами БК. Естественно, всё это дело Мусорщик с Мироздателем под контролем держали. А как же иначе – ведь деньги-то нешуточные крутились. Само собой, серьёзных людей в Клубе стало – не протолкнуться.

А в те годы, надо сказать, на Джорджа Буша-младшего-первого вся его страна ополчилась. А всё почему – неуёмный он был президент, я же говорю. Сразу в пяти странах воевать начал. Ну и влип, конечно. А простые американцы – они терпели-терпели, да как показали ему кузькину мать! Едва не скинули совсем – насилу отбился в Белом Доме своём. А потом вместе с сенаторами своими да министрами стал затылок чесать – как же дальше-то быть. Прекращать войну он не хотел ни в какую – упёртый был. И воевать не мог уже – тогда б его точно линчевали прям на лужайке возле входа в Белый Дом. А армия с полицией не спасли бы – они б, думается мне ещё и верёвку помогли бы завязать покрепче…

Да, так вот думали они, думали, и тут про БК вспомнили. У нас ведь как – воюй, сколько влезет, всё равно не умрёшь до конца. И так им наш клуб приглянулся, что решили они его использовать. Здесь воевать, значит, захотели. Ну и, недолго думая, взяли да прямо в ООН об этом заявили. Ясное дело, притворились благородными – дескать, зачем кровь проливать, разрушать всё вокруг, когда можно в БК все вопросы решить. Хоть на самом-то деле, перво-наперво, свои шеи спасали!

Ох, как народ загудел тогда! Мы-то, бывалые БК-шники, с самого начала не против были. Нам-то что – только интереснее станет. А вот прочие разгалделись – ну хуже ворон на ветке. Да как это, да где ж это видано – в инете воевать! Что мы – дети малые что ли, в какой-то игре споры наши серьёзные решать! Правда, погалдели-погалдели, да и призадумались. Ведь как ни крути, а американцы-то в самую точку угодили. Выгод-то – ого-го! Ни тебе танков не надо, ни ракет, да и солдаты целёхоньки, сколько их ни бей.

Ну, и согласились. Не сразу, конечно. Лет пять вообще одни Штаты да ещё пара-тройка стран в БК воевали. А потом остальные посмотрели-посмотрели, как победы почти задарма достаются, и тоже потихоньку присоединяться стали. В общем, лет через пятнадцать все страны до БК добрались и договор соответствующий подписали.

А наука-то на месте не стояла. Клуб наш родной не узнать стало. Ни тебе писать в чате ничего не надо, ни мышкой то и дело щёлкать. Сидишь себе с очками специальными, да микрофончиком – и все дела. Пивко там попиваешь – пока оно было ещё, нормальное пивко-то, теперь равно как и сигарет стоящих, не сыщешь, эхма! – или ещё чего приятное делаешь, в ванне валяешься, скажем, и бубнишь себе под нос тихонечко, что сделать хочешь. А перед тобой – весь БК.

Правда, сейчас-то вспоминаю те времена и улыбаюсь только! Ныне это всё как динозавры – сгинуло, вымерло. Теперь вообще лёг в постель, ник свой да пароль сказал – и здесь очутился, стало быть. Помните, молодой человек, кино такое давно-давно было – «Матрица» называлось? Как там люди спали, а им машины внушали, что живут они? Вот-вот, юноша, и у нас также. Ты, значит, спишь дома, сил набираешься, а душа твоя – здесь, железяками размахивает. Вот только мы вернуться можем в любой момент. И образ здесь любой можно выбрать – какой захочешь. Но вы, должно быть, и сами это уже успели заметить. Нелюдей полным-полно – и чего им своя собственная шкура не нравится, не пойму?

Да, так и живём – в двух мирах, стало быть. Здесь креды зарабатываем, там –стандарты. Здесь отдыхаем – там работаем. А как соберёмся на вечный покой, так и совсем сюда переселяемся. Тело умрёт, а мы – мы будем жить дальше. Пока не надоест. Вот и достигли бессмертия, наконец.

Да, кстати, об отдыхе. Вы, молодой человек, билетик не купили, войну-то посмотреть? Я вот купил, заранее купил, а как же иначе. Такое сражение да по экрану смотреть – это ж ничего толком-то и не разглядишь.

Старичок посмотрел на часы и вдруг заторопился.

— Вы уж простите меня, но заговорились мы с вами. Уже, небось, около арены-то столпотворение творится! Бежать пора – а то пока в очереди на вход протопчусь, самое интересное-то аккурат и пропущу. Хотите – пойдёмте со мной, может, по пути ещё чего рассказать вам успею.

Он поднялся и проворно засеменил по дорожке, одной рукой бережно прижимая мою упаковку с плавленым сыром, второй копаясь в пухлом бумажнике.

Первые секунд пять я сидел на скамейке статуей – пытался отбиться от шока, который насел на меня после рассказа старичка. Потом, наконец, опомнился и рванул вслед за ним. У меня на языке ужом на сковородке завертелся один вопрос, который мне ну очень хотелось задать.

Поравнявшись со стариканом, я некоторое время отдувался, а затем вдруг брякнул ни с того, ни с сего, совсем не то, что хотел:

— Скажите, а можно узнать, как ваше имя здесь? Вы ведь говорите, что с самого начала в БК? Может, знали мы друг друга тогда, в две тысячи четвёртом?

Он лукаво усмехнулся.

— Может, и знали, молодой человек, может, и знали. Со мной тогда многие общались – правда, всё больше по делу. Да ещё потом, как получали, что хотели, обматерить норовили – ну никакой благодарности у рода людского нету!

Старичок обиженно засопел, словно это было вчера – ну, в крайнем случае, на прошлой неделе, но точно никак не раньше.

— Сейчас-то я уж делами не занимаюсь, на покой давно ушёл. Заработал-то я немало, честно вам скажу, до сих пор ещё денежки остались. Так, может, по старой памяти помогу одному-другому – если вежливо попросят. А что, я многое могу – связи-то никуда не делись, молодой человек. Лично ж ведь знал и Мусорщика, и Мироздателя, и детей их тоже знаю ещё с пелёнок. А теперь они взрослые совсем стали, важные такие. Эх, быстро выросли, я и оглянуться не успел, как они уже от родителей управление БК приняли. И правят до сих пор, да – и хорошо правят, скажу я вам… Да, а звали меня тогда здесь – ну, и сейчас, конечно, зовут, к чему мне имя-то менять, хе-хе-хе! – Энчантером, а проще – Энчем! Что, юноша, встали, ровно андроид с севшим аккумулятором?! – он мелко засмеялся, глядя на мою, вконец обалдевшую рожу. – Не ожидали, наверное, со мной встретиться, да? Вижу, не ожидали. Ну, так цените момент, цените.

Я судорожно сглотнул. Вот так выдала мне судьба встречу, ничего не скажешь! Энч собственной персоной! Да, дела… Задумался – сказать ли ему свой ник, если спросит. Ведь и вспомнить может, что не раз и не два я его обкладывал с ног до головы – и на форумах, и в чате, и… да везде, в общем-то. А ведь, в сущности, почему обкладывал – да потому, что завидовал страшно его положению, вот и цеплялся по любому поводу. Сам-то порой ничуть не лучше него себя вёл – и кровавил, и в дальний путь людей посылал, если не в настроении был. А уж сколько хаосов на мне, борце за справедливость, висело – не сосчитать! Но, как и многие, упрямо считал – раз он дилер, значит, права на ошибку не имеет.

Энч же стоял, посматривал то на меня, то на часы, и, казалось, ждал чего-то.

— Вы вот, молодой человек, небось думаете сейчас – а сказать ему свой ник или нет. Видно, не больно-то хорошие у нас с вами тогда отношения были, верно? Что, угадал я?

Он снова засмеялся.

— Да вы не переживайте, юноша, кровавить я вас не буду, и даже обижаться не стану. Дела-то давно минувшие. Оба мы молоды были, – впрочем, что это я, вы и сейчас молоды, счастливчик! – горячи, словно утюги. Что уж там. Да, и давайте на «ты», раз уж мы такие старые знакомые. Я хрипло булькнул что-то невразумительное. Кажется, лимит по чудесам мною был выбран лет на «дцать» вперёд. Тут на язык снова прыгнул тот самый неуёмный вопрос, и на сей раз он отступать не собирался.

— Скажи, Энчантер, вот ты проснёшься, и у себя дома окажешься. А если я проснусь – что со мной будет? Или я сюда со всеми потрохами залез, и в реале меня нету совсем? И что вообще нужно сделать, чтобы в реал вернуться?

— Что сделать-то нужно? Да ничего особенного, ничего особенного. Снова назови свой ник да пароль – и готово. Сей же миг в своей постели проснёшься. А вот что с тобой станет, ежели ты вернуться в реал попытаешься… Право слово, не знаю, юноша. Кто ж ведает – весь ты тут или наполовину. Может, весь – тогда аннигилирует тебя система, и всё. Ведь тела-то у тебя в реале нету. А если есть всё-таки – ну, тогда там и встретимся. На работу тебе помогу устроиться, документы выправить. Иначе ж мигом в Зоне окажешься – туда всех бесправных да нарушителей отправляют. Оно, конечно, им там неплохо живётся, но вот БК нету. А без Клуба какая ж жизнь!

Тут он внимательно глянул на меня и добавил:

— А может, вообще обратно во времени унесёшься – кто знает.

Я ощутил, как по спине стекают струйки холодного пота. Заперт! Как мышь в мышеловке! Ни пискнуть, ни дёрнуться! Заперт в БК! Ноги предательски задрожали. В голове зашумело, Энч начал расплываться перед глазами. Кажется, в этот момент я, как никогда раньше, был близок к своему первому в жизни обмороку. Даже только очнувшись здесь, и услышав это, как думал поначалу, бредовое объявление про войну, мне не было так плохо.

«А может, вообще обратно во времени унесёшься – кто знает». Эти слова Энча снова прозвучали у меня в голове, и как нельзя более кстати. Я отчаянно уцепился за них. Может, и в самом деле, обратно вернусь. Домой вернусь. Где мои друзья, моя девушка…

Моя жизнь!

Я бешено затряс головой. А если нет? Если… если меня вообще не станет в тот же миг, как я произнесу свой ник и пароль? Совсем не станет – никогда и нигде?! Разберут на атомы, и все! Но в глубине души я уже знал – как бы ни было страшно, как бы ни тряслись коленки – я попробую. Просто не смогу по-другому. Жить здесь и разрываться надвое, мучаясь вопросом – а может, я уже давно пил бы пиво на скамейке с бывшими однокашниками? – да я через полгода сойду с ума, или… или ещё что-нибудь с собой сделаю. Хоть и виртуальный это мир, а я всё равно найду способ, как с собой покончить.

— Похоже, юноша, ты всё-таки решил попробовать уйти. – Энч достал бычок и, не торопясь, раскурил его. Глубоко затянулся, одобрительно кивнул. – Что же, в добрый путь, и удачи тебе, смельчак. Желаю, чтоб всё вышло так, как хочешь. Да, и если всё получится – передай там мне привет, ладно? Скажи, что я велел себе не буянить уж слишком-то, и меру соблюдать. Сейчас-то, когда мне уже девятый десяток пошёл, многое видится иначе, чем тогда.

И старичок дребезжаще засмеялся, едва не закашлявшись при этом сигаретным дымом. Я молча кивнул – говорить не хотелось. А потом полез в карман, достал пачку сигарет, и протянул Энчу. Уважительно посмотрев на меня, он взял её и кивнул в ответ. А потом, хлопнув меня по плечу, развернулся и медленно пошёл вперёд.

Ещё с полминуты я смотрел ему вслед. На душе тем временем стало совсем тихо и спокойно. Всё уже было решено. Вдруг мне со страшной силой захотелось покурить. Я стал обшаривать себя с ног до головы — может, какая-нибудь сигаретина случайно выпала из пачки да завалилась куда. О, чудо – так и было! В отвороте рукава нащупался мягкий цилиндрик. Аккуратно – словно от этого зависела моя жизнь – я кончиками пальцев достал его. И тихо засмеялся. Это оказалась моя заначка «на чёрный день». Я её запрятал ещё дня три назад – когда с девушкой ходил на концерт. Думал – ворошиловских стрелков будет, не продыхнуть, и хоть одну сигарету, но я до дома донесу, чтобы на балконе спокойно выкурить – благо лето на дворе.

Но она тогда мне так и не пригодилась, а наутро я уже благополучно о ней забыл. И вот теперь держал в руках.

Присел на бордюр, достал зажигалку, и прикурил. А потом откинулся назад, на газон, и уставился в небо. На вид оно было ничуть не менее реальным, чем то, под которым я прожил всю свою жизнь. Такие же облака, такой же цвет – по летнему времени, выгоревшая светло-голубая высь. Налетел ветерок, мягкой лапой взъерошив волосы и нахально забравшись под рубашку. Где-то вдалеке звучал нестройный гомон толпы. Ну да, ведь война же должна начаться с минуты на минуту. Интересно, чем всё это закончится, промелькнула в голове мысль. И тут же убежала – видно, поняла, что не ко времени появилась.

Пальцам стало горячо, и я выругался – впрочем, абсолютно беззлобно на сей раз. Кажется, в этот миг ничто не могло вывести меня из того, немного странного, дремотного состояния, которое овладело мной. Отбросив бычок со спёкшимся фильтром, я подумал было встать, но тут же махнул рукой. Какая, в сущности, разница, лёжа или стоя совершать тот безумный – и единственно верный! – шаг.

Над моей головой проплывало облако, похожее не то на средневековый замок, не то ещё на что-то. Я немного последил за ним, слегка заворожённый постоянно меняющимися очертаниями, а потом, набрав воздуха, произнёс заветные слова, которые должны были либо убить меня, либо вернуть домой, либо навсегда оставить жить в этом времени, разрушив все мои надежды. Что, в принципе, по мне было той же самой смертью, только с небольшой отсрочкой.

И только после того, как всё было сказано, я запаниковал. Мне вдруг отчаянно захотелось жить – просто жить, и неважно где, неважно, когда…

Солнце било мне прямо в глаза. Я раздражённо поморщился, и накрыл голову подушкой. И тут же, сдёрнув её, рывком сел в кровати. Огляделся. Я был дома, хотя поначалу и засомневался в этом. В углу мигал индикатором мой монитор – я в очередной раз так и забыл выключить комп. На полу валялась одежда – рубашка, потрёпанные джинсы, и кроссовки, прошедшие огонь, воду, и битые стёкла с гвоздями.

На столе зазвонил мобильник. Механически проковыляв по комнате, я поднёс его к уху.

— Ты где есть вообще?! Ты в курсе, который час?! – без всяких предисловий завопил, что есть мочи, чей-то голос. Кажется, это был мой начальник. – Клиенты сидят, ждут уже четвёртый час! А ты даже отзываться не изволишь! Чтоб сию же минуту приехал в офис! А вечером я тебе устрою весёлую жизнь! Слышал меня?! – и из трубки полилась многоэтажная нецензурная брань.

— Слышу, всё понял. – Наконец я сообразил, что от меня хотят. – Выбегаю, скоро буду! В ответ раздались короткие гудки.

Я положил мобильник, и присел на краешек стула.

— Фу-у-у-х, пронесло. Сон. Это был просто сон. – Рядом раздался чей-то визгливый смех. Озадаченно огляделся, не сразу поняв, что смеюсь я сам.

— Тише, тише, дорогуша, уж сейчас-то совсем незачем сходить с ума. Сейчас-то чего дурить. Ну приснился кошмар, ну и что теперь – в Кащенко идти проситься? Там и без тебя народу хватает, это уж точно. Можно подумать, первый раз всякие ужастики по ночам видишь. И не такое бывало.

Как и раньше, незамысловатое моё бормотание мне вновь помогло. Я вскочил и начал лихорадочно одеваться. Шеф явно был готов прибить меня собственноручно. И дожидаться, пока он явится со своими охранцами ко мне домой, – а он был на такое вполне способен, я это знал замечательно! – явно не стоило.

— Вот ё моё, даже пожрать не успеваю! Уж проспал, так проспал! Ну, посыплю голову содержимым шефской пепельницы – авось, не съест после этого. – бурча на ходу, я продолжал собираться. Тут мне вспомнилось, что в джинсах должна быть моя упаковка плавленого сыра.

— Возьму с собой, на работе и съем. Раз уж сейчас не светит спокойно бутер с кофе оприходовать. – И я хлопнул по карманам руками.

В них было пусто. Совсем. Ни сыра, ни колоды карт, ни записной книжки. Медленно покрываясь мурашками, я полез в рюкзак – может, туда всё выложил, да и забыл?

Пусто…

Сигареты.

Должны быть в кармане рубашки.

Почти целая пачка…

Пусто…

— Значит, не сон. – голоса не было, один противный, режущий собственные уши, скрежет. – Значит, на самом деле. Твою мать!

Я с ненавистью поглядел на компьютер, как будто он был во всём виноват. А уже в следующий миг гнев и страх ушли – просто вспомнил, что вернулся сам. И вспомнил, как.

— А вот хрен вам! Не дождётесь! – весело сказал я. – Не запугаете! Кто знает, может, мне не только полёт в будущее приснился, но и поход в магазин. А записная книжка с картами – да посеял вчера вечером, и не заметил. А если даже и впрямь в будущем побывал – всё равно не страшно! Теперь я знаю, как обратно дорогу найти. Так что, если хотите, – валяйте, отправляйте меня ещё раз на свидание к старому Энчу! Всё равно не заблужусь. Я знаю дорогу домой!

Автор: Gorhur

Внимание! Обновился наш рейтинг самых перспективных онлайн-игр!


Новые статьи категории Творчество в БК:

При копировании понравившихся статей, пожалуйста, не забывайте указывать ссылку на первоисточник со своего сайта, блога или группы. Спасибо. 

Добавить комментарий к статье “Сон в летнюю ночь или Будущее БК”:

Добавить комментарий анонимно:

* - обязательные для заполнения поля.